?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня исполнилось 125-лет со дня рождения Марины Цветаевой. Удивительного поэта, поразительно тонко чувствующей женщины, прожившей сложную жизнь, любившей, страдавшей, потерявшейся во времени, потерявшей свою страну и так и не сумевшей найти своё место в новом государстве.

М. Цветаева. На обороте рукой А.С. Эфрон "10-е годы, МЦ в старинном кресле"

То, какой она была, лучше всего передают её стихи. Сегодня все цитируют её стихи, написанные Мариной Ивановной на собственное рождение:

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.

Марина Цветаева и Сергей Эфрон. 1911 год.

Но были и другие. Многие другие. Были посвящённые её мужу, Сергею Эфрону, с которым Марина познакомилась в 1911 году в Коктебеле, куда она приезжала в гости к Максимилиану Волошину:

И было сразу обаянье.
Склонился, королевски-прост. —
И было страшное сиянье
Двух темных звезд.

И их, огромные, прищуря,
Вы не узнали, нежный лик,
Какая здесь играла буря —
Еще за миг.

Я героически боролась.
— Мы с Вами даже ели суп! —
Я помню заглушенный голос
И очерк губ.

И волосы, пушистей меха,
И — самое родное в Вас! —
Прелестные морщинки смеха
У длинных глаз.

Я помню — Вы уже забыли —
Вы — там сидели, я — вот тут.
Каких мне стоило усилий,
Каких минут —

Сидеть, пуская кольца дыма,
И полный соблюдать покой…
Мне было прямо нестерпимо
Сидеть такой.

Вы эту помните беседу
Про климат и про букву ять.
Такому странному обеду
Уж не бывать.

В пол-оборота, в полумраке
Смеюсь, сама не ожидав:
«Глаза породистой собаки,
— Прощайте, граф».

Аля с Ириной. 1919 г.

А это дочерям. Стихи написаны в первой половине апреля 1920 года, после смерти Ирины, младшей дочери Марины Цветаевой. В стране уже сменилась власть. Сергей Эфрон находится за границей, они разлучены и несколько лет и Марина даже не знала, жив ли он. Она выживала в своём доме как могла, голодала, искала любую работу. Оставшись без средств к существованию, она отдала детей в приют. Ей обещали, что там они будут сыты. Но в приюте Ирина умерла. Цветаеву не раз упрекали за чёрствость в отношении к младшей дочери, но прочтите эти стихи. Они всё вам расскажут:

Две руки, легко опущенные
На младенческую голову!
Были — по одной на каждую —
Две головки мне дарованы.

Но обеими — зажатыми —
Яростными — как могла! —
Старшую у тьмы выхватывая —
Младшей не уберегла.

Две руки — ласкать — разглаживать
Нежные головки пышные.
Две руки — и вот одна из них
За ночь оказалась лишняя.

Светлая — на шейке тоненькой —
Одуванчик на стебле!
Мной еще совсем непонято,
Что дитя мое в земле.

Марина Цветаева. 1914-1915 гг.

Вы 1922 году, Марина Ивановна уезжает из России к мужу, которого ей удалось найти благодаря Илье Эренбургу. Эфрон также не знал, что с нею, выжила ли она. Сначала они живут в Праге, потом в Париже. Но эмиграция не приняла Цветаеву. На неё сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого. Её почти не публикуют. И она тоскует по России. Позднее Цветаева пишет об этом так: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…»
В 1934 г. она написала стихотворение «Тоска по родине»:

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.

Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —

В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —

Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.

Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина…

Марина Цветаева с сыном. 1930-ые годы.

Уже за границей, в феврале 1925 года Марина Цветаева родила сына. Георгий Эфрон, дома его называли Мур, рос в не зная России. Первый раз он увидит страну лишь в в 1939 году. Цветаева с сыном вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью, которые уехали сюда ещё раньше. А вот какие стихи Марина посвятила сыну ещё до возвращения, в январе 1932 года:

Ни к городу и ни к селу —
Езжай, мой сын, в свою страну, —
В край — всем краям наоборот! —
Куда назад идти — вперед
Идти, — особенно — тебе,
Руси не видывавшее

Дитя мое… Мое? Ее —
Дитя! То самое былье,
Которым порастает быль.
Землицу, стершуюся в пыль,
Ужель ребенку в колыбель
Нести в трясущихся горстях:
«Русь — этот прах, чти — этот прах!»

От неиспытанных утрат —
Иди — куда глаза глядят!
Всех стран — глаза, со всей земли —
Глаза, и синие твои
Глаза, в которые гляжусь:
В глаза, глядящие на Русь.

Да не поклонимся словам!
Русь — прадедам, Россия — нам,
Вам — просветители пещер —
Призывное: СССР, —
Не менее во тьме небес
Призывное, чем: SOS.

Нас родина не позовет!
Езжай, мой сын, домой — вперед —
В свой край, в свой век, в свой час, — от нас —
В Россию — вас, в Россию — масс,
В наш-час — страну! в сей-час — страну!
В на-Марс — страну! в без-нас — страну!

Марина Цветаева. 1930-е.

В СССР Марина Ивановна не нашла счастья. Всю их семью поселили на даче НКВД в Болшеве. И в том же 39 году 27 августа была арестована её дочь Ариадна, а 10 октября — Эфрон. Больше Марина их не увидела никогда. В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами. Но вот её стихи от 7 января 1940 года:

Двух — жарче меха! рук — жарче пуха!
Круг — вкруг головы.
Но и под мехом — неги, под пухом
Гаги — дрогнете вы!

Даже богиней тысячерукой
— В гнезд, в звезд черноте —
Как ни кружи вас, как ни баюкай
— Ах! — бодрствуете…

Вас и на ложе неверья гложет
Червь (бедные мы!).
Не народился ещё, кто вложит
Перст — в рану Фомы.

Марина Цветаева, 1935 г.

Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работу пришлось прервать из-за уезда в эвакуацию. Они с сыном прибывают в городок Елабугу на Каме. Здесь они жили в доме, где у Марины был угол за занавеской. Последнее стихотворение Марины Ивановны Цветаевой датировано 6 марта 1941 года. По крайней мере последнее из тех, что мы нашли:

Всё повторяю первый стих
И всё переправляю слово:
— «Я стол накрыл на шестерых»…
Ты одного забыл — седьмого.

Невесело вам вшестером.
На лицах — дождевые струи…
Как мог ты за таким столом
Седьмого позабыть — седьмую…

Невесело твоим гостям,
Бездействует графин хрустальный.
Печально — им, печален — сам,
Непозванная — всех печальней.

Невесело и несветло.
Ах! не едите и не пьёте.
— Как мог ты позабыть число?
Как мог ты ошибиться в счёте?

Как мог, как смел ты не понять,
Что шестеро (два брата, третий —
Ты сам — с женой, отец и мать)
Есть семеро — раз я́ на свете!

Ты стол накрыл на шестерых,
Но шестерыми мир не вымер.
Чем пугалом среди живых —
Быть призраком хочу — с твоими,

(Своими)…
‎Робкая как вор,
О — ни души не задевая! —
За непоставленный прибор
Сажусь незваная, седьмая.

Раз! — опрокинула стакан!
И всё, что жаждало пролиться, —
Вся соль из глаз, вся кровь из ран —
Со скатерти — на половицы.

И — гроба нет! Разлуки — нет!
Стол расколдован, дом разбужен.
Как смерть — на свадебный обед,
Я — жизнь, пришедшая на ужин.

…Никто: не брат, не сын, не муж,
Не друг — и всё же укоряю:
— Ты, стол накрывший на шесть — душ,
Меня не посадивший — с краю.

31 августа 1941 года Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством. Незадолго до гибели она писала - «Уже год я ищу глазами крюк». Она повесилась в доме Бродельщиковых, куда вместе с сыном была определена на постой.
Похоронена Марина Цветаева на Петропавловском кладбище в г. Елабуге. Могила её затерялась и нам известно лишь примерное место её захоронения.

Конечно, это лишь малая часть её жизни и творчества. Всё гораздо сложнее, полнее, насыщенней. Но если вы захотите, то найдёте много информации о Марине Ивановне. В сети есть и её стихи и рассказы о её жизни. Рекомендуем почитать текст о доме-музее Марины Цветаевой, который мы писали несколько лет назад. Это было ещё до ремонта в музее. Мы обязательно планируем посетить его ещё раз и сравнить с тем, что было. И вам советуем.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Posts from This Journal by “интересное” Tag

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com