?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сообщение Общественного движения «Архнадзор».

23 октября 2014 года президент России подписал закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия…» и отдельные законодательные акты», принятый обеими палатами Федерального собрания несколько дней назад.

Изменения в закон (его номер 73-ФЗ) вносятся регулярно, однако на этот раз речь идет о фундаментальном совершенствовании законодательной базы охраны наследия. Корпус поправок превышает объем действующего закона и составляет около 400 страниц.

У этого проекта почти пятилетняя история. Он появился в декабре 2009 года как пакет поправок, написанных наемным подрядчиком. Проект был явно направлен на разрушение всей логики действующего законодательства – и стремительно прошел первое чтение в Госдуме. Солидарный и громкий протест экспертов, градозащитников и органов охраны наследия позволил остановить катастрофу. В 2010 году при парламентском Комитете по культуре была образована экспертная рабочая группа, сумевшая фактически переписать законопроект в технике внесения поправок ко второму чтению. «Архнадзор» участвовал в этой работе и, насколько возможно говорить об авторстве коллективного текста, разделяет ответственность за результат.


А результат нам дорог. Мы помним, как в конце 2010 года в уже согласованный рабочей группой текст были вброшены поправки депутатов Плескачевского и Давитиашвили, вводившие понятие «реконструкция памятника» и облегчавшие порядок снятия памятников с охраны. В те дни «Архнадзор», продолжая работу в комиссии, одновременно пикетировал здание Госдумы и организовывал общегородской митинг против новых поправок. А митинг стал частью Дня единых действий, впервые проведенного градозащитниками из нескольких регионов России. Уникальную роль в спасении законопроекта сыграли наши петербургские соратники во главе с Алексеем Ковалевым.

Прошло еще два с половиной года, прежде чем проект был вынесен на второе и третье чтение, то есть преодолел сопротивление разнообразных сил, явно или скрыто заинтересованных в сохранении старой редакции закона.

В старой редакции не было, например, определения «территории памятника», хотя фигурировал сам термин, вокруг которого наросла огромная практика. Теперь отдельная статья закона ясно говорит о том, что территория памятника – это границы особого правового режима, устанавливаемые по историческим основаниям, а не по данным современного земельного кадастра. Территория памятника – не кадастровый участок и может не совпадать с ним. Важно, что территория присваивается теперь и выявленным, то есть ожидающим включения в реестр, памятникам.

Изменился и порядок выявления памятников. В частности, законодатель подтвердил, что граждане и организации вправе рекомендовать объекты на государственную охрану без приложения акта государственной историко-культурной экспертизы. В Москве, например, постановлениями правительства установлена прямо противоположная практика, парализовавшая работу общества по выявлению памятников. Теперь эти постановления ждет, наконец, ревизия.

Акты государственной историко-культурной экспертизы становятся открытыми – подлежат обязательной публикации на электронных ресурсах органов охраны памятников. Как и акты этих органов об утверждении охранных обязательств.

Охранные обязательства окончательно приобрели односторонний, императивный характер, то есть перестали быть предметом договора органа охраны с пользователем или собственником памятника. Теперь государство диктует обязательства, а не обсуждает их.

Специальная статья закона посвящена исполнению охранных обязательств в многоквартирных жилых домах-памятниках. Эта статья была одним из предлогов для торпедирования законопроекта; однако обязанность жителей охранять свои дома-памятники установлена прежней редакцией закона, а нынешняя редакция распределяет бремя охраны между жителями, их организациями и государством.

Законодатель установил долгожданные льготы для тех, кто берется восстановить памятники, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, и выделил такие памятники в особую категорию.

Увы, в проекте остались и рискованные формулировки, отражающие, например, историю борьбы с лоббистами «реконструкции». Так, закон говорит, что параметры памятников все-таки могут изменяться. Но только в рамках «работ по сохранению памятника», то есть реставрационных и иных работ, предусмотренных исключительно Законом о наследии. И Градкодекс (в который вносятся «смежные» поправки) согласился с этим. Действительно, реставратор может обнаружить засыпанный подвал или снять поздний этаж. Важно не допустить злоупотребления этой формулировкой.

«Смежными» поправками в Административный кодекс установлен новый вид ответственности – за уничтожение предмета охраны исторических поселений, то есть объектов исторической среды, не являющихся памятниками, но составляющих среду охраняемого исторического города.

Особая статья устанавливает ответственных за соблюдение охранных обязательств для разных случаев владения и пользования объектами культурного наследия.

Разумеется, работа над законом не завершена, завершен лишь ее многолетний этап. Новая редакция по-прежнему не дает определения таких ключевых понятий охранной практики, как «предмет охраны» и «регенерация исторической среды».

Ближайшая задача — разработка подзаконных актов: приказа Министерства культуры и региональных постановлений о порядке выявления памятников по рекомендациям физических и юридических лиц.

Архнадзор готов участвовать в дальнейшей работе. Для начала мы посвятим закону подробный разбор на нашем сайте – и открытый урок в нашей Школе.

Источник.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com