?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Ссылку на эту статью мы нашли на сайте Государственного музея-памятника "Исаакиевский собор". Статья расмещена в городской газете "Санкт-Петербургские ведомости".

Фото Александра Дроздова

Дискуссия вокруг возможной передачи епархии в пользование Исаакиевского собора и ряда других храмов-музеев набирает обороты. Между тем вопрос поставлен не впервые. Еще в конце 2011 года на заседании Совета по сохранению культурного наследия при городском правительстве тогдашний председатель КГИОП Александр Макаров предложил передать православной церкви Исаакиевский собор, заметив, что это его личное мнение. Тогда оно не было поддержано, и на том все затихло. Своим взглядом на происходящее сегодня делится председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр МАРГОЛИС:
– Знаете, есть очень интересное высказывание секретаря Петербургской епархии владыки Мстислава, ныне епископа Тихвинского и Лодейнопольского, появившееся в прессе в сентябре 2012 года. Тогда он заявил: «У нас давно сложились самые лучшие отношения и с комплексом Исаакиевского собора, и со Спасом-на-Крови... В Петербурге нет ни одного храма, где не шла бы служба, даже если речь идет о музейной или городской собственности».
Эти слова отражают ту линию в отношениях государства и церкви, которую я считаю не просто оптимальной, но и единственно возможной. Но вдруг в июле нынешнего года выясняется, что это благолепие почему-то осталось в прошлом. Мы столкнулись с отказом от компромисса, от «самых лучших отношений» между епархией и музеем, о которых говорил владыка Мстислав.

Некоторые склонны связывать эту смену позиции епархии с резкими словами директора музея «Исаакиевский собор» Николая Бурова на пасхальном приеме у митрополита в нынешнем году. Тогда Буров заявил, что его очень настораживает поведение новых священнослужителей, которые прибыли в Петербург вместе с владыкой Варсонофием из Мордовии. Что они игнорируют петербургские традиции, процитировал несколько неосторожных высказываний ключаря Исаакиевского собора. И хотя он закончил свое выступление словами почтения по отношению к Варсонофию, критическое отношение к его окружению читалось.
Случившееся вызвало болезненную реакцию в церковных кругах. Некоторые считают, что именно оно стало катализатором конфликта.
Правда, я полагаю, что не это было причиной смена курса РПЦ. Видимо, новое окружение Варсонофия считает, что надо более жестко следовать положениям закона от 30 ноября 2010 года # 227 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной и муниципальной собственности».
Я вовсе не противник того процесса, который начался в 1990-е годы. И я приветствую закон 2010 года. Считаю, что возвращение храмов церкви – дело правильное и благое. Но любой процесс предполагает вдумчивое отношение к процедуре. У меня протест вызывают те небрежность и непродуманность последствий, которые проявляются в этом благом деле.

– О каких именно последствиях вы говорите?

– Для меня главный приоритет – возможные последствия для выдающегося памятника истории и культуры, который входит в состав объекта всемирного культурного наследия. И я предвижу очень много разрушительных последствий в реализации предложения, с которым выступила епархия.
Если тот или иной храм, в данном случае Исаакиевский собор, передается в безвозмездное пользование РПЦ, то, в соответствии с действующими законами, тот, кто его получает, не несет ответственности за его содержание. Оно остается за государством. Это очень существенная деталь. Церковь, претендуя на Исаакиевский собор, заранее дает понять, что она получает собор в пользование, а заботы о его сохранении остаются за государством.
Главный тезис, который выдвигают сторонники передачи Исаакиевского собора в пользование РПЦ: сейчас в него продают билеты, поскольку это музей, а после передачи епархии вход для всех будет свободным. Конечно, такое предложение многим понравится. Однако в этом и заключается суть вопроса.
В начале 2000-х годов после тщательного обследования специалисты признали, что Исаакиевский собор находится в критическом состоянии. Речь шла о том, что он постепенно оседает, что конструкции, на которых он зиждется, находятся на грани исчерпания своих возможностей...

– Сегодня это актуально?

– За прошедшие годы благодаря усилиям музея остроту проблемы удалось смягчить. Музей целенаправленно из года в год занимается реставрацией, текущим ремонтом и поддержанием собора. Цена вопроса, судя по прозвучавшим цифрам, – 650 миллионов рублей в год.
Эти деньги музей-памятник «Исаакиевский собор» зарабатывает сам – главным образом, за счет продажи входных билетов. Ныне музей принимает 3 миллиона 200 тыс. посетителей в год – почти столько же, сколько Эрмитаж. За счет умелого использования всего арсенала музейных средств Николай Буров и его предшественники добились самоокупаемости музея. И он в качестве налогов платит в городскую казну 50 миллионов рублей в год. При этом не получает ни копейки бюджетных средств!..
Теперь представим: вход в Исаакий будет бесплатным. Откуда тогда возьмутся эти 650 миллионов рублей в год, необходимых для содержания храма-памятника? Ответ на поверхности: РПЦ потребует, чтобы государственный бюджет взял на себя эти расходы. Причем именно городской, потому что еще в 2012 году Исаакиевский собор был передан из федерального ведения в городское.

Но сегодня ни государство, ни тем более город в условиях продолжающегося экономического кризиса и неизбежного сокращения бюджетных расходов (а пожертвуют прежде всего культурой, к сожалению) не в состоянии будут регулярно выделять такие средства епархии. В городской казне лишних 650 миллионов может просто не оказаться. И тогда памятнику будет угрожать постепенное разрушение.
По моему мнению, если нет стопроцентных гарантий продолжения работ по поддержанию Исаакиевского собора, то отказываться от продажи билетов, объявлять о бесплатном посещении – авантюризм.

– Церковь говорит о возвращении имущества, которое принадлежало ей прежде, до революции...

– Здесь не все так просто. Благодаря церковной реформе Петра Великого православная церковь была фактически превращена в одно из государственных учреждений. О какой вообще церковной собственности в современном смысле этого слова можно говорить? До революции церковь не являлась самостоятельным «юридическим лицом». Исаакиевский собор являлся государственной собственностью, церковь была частью государства.
Поэтому само собой разумеется, что Исаакиевский собор строился на государственные средства, а управлял этим процессом царь, фактический глава православной церкви после отмены патриаршества в начале XVIII века. Ситуация стала меняться после Февральской революции. Однако закрепить церковное имущество, сделать его своей собственностью к моменту большевистской национализации 1918 года РПЦ просто не успела. Поэтому никакой речи о «церковной реституции» в юридическом смысле слова быть не может!
Повторю, я был и остаюсь сторонником возвращения недвижимого церковного имущества. Это движение в правильном направлении. Но жизнь сложнее всяких схем, и у любого правила есть и должны быть исключения. И Исаакий, как и Спас-на-Крови, – именно такие исключения, которые требуют спокойного диалога между государством и церковью, компромисса и взвешенного отношения ко всему, что при неудачных поворотах грозит культурному наследию...

– Иными словами, ситуация с Исаакием выявила несовершенство закона 2010 года...

– Именно так! В нем заложено весьма поверхностное и декларативное отношение к тем учреждениям культуры, которые волею судьбы находятся в храмах, возвращаемых церкви. В законе не продуман механизм продолжения существования учреждений культуры, которые должны покинуть возвращаемые храмы. И это нужно срочно дорабатывать. Ведь музеи не занимались самозахватом храмов. Когда-то само государство разместило их там, а теперь поменяло свое отношения к тогдашним действиям. Значит, теперь оно обязано обеспечить условия для продолжения полноценной деятельности тех культурных учреждений, которые оно «поселило» в ненадлежащих для этого местах.
У нас есть примеры, показывающие, что государство способно это делать. В нашем городе Музей истории религии получил достойное помещение, освободив Казанский собор. В Кингисеппе краеведческий музей, покинув церковь, удачно разместился в здании бывшего коммерческого училища. А вот музей «Гангутский мемориал», находившийся прежде в Пантелеймоновской церкви, фактически исчез.
Теперь то же самое может произойти с Музеем городской скульптуры: предполагается, что он покинет все помещения на территории Александро-Невской лавры и переедет в Уткину дачу. Далеко не полноценная замена, но хуже другое – там пока руины, и в Уткину дачу музей ни завтра, ни послезавтра переехать не сможет. Уверен, что и передача Смольного собора епархии может состояться только после возобновления деятельности уникального концертного зала, составляющего гордость Петербурга, на новом месте...
Замечательно, что возрождается Тихвинский монастырь. Но заложником этой ситуации оказался размещающийся в монастыре местный историко-краеведческий музей. Его в любую минуту могут попросить освободить помещение...
Еще один пример подобной разрушительной для нашей культуры тенденции – в Вологде, где когда-то картинную галерею «внедрили» в кафедральный собор. Сейчас его возвращают епархии, и это справедливо. А как сложится судьба галереи, чиновников интересует гораздо меньше. К сожалению, в большинстве случаев государство не спешит помогать культурному учреждению встать на ноги на новом месте. Это очень тревожит.
И самое последнее. Хотя вся эта история вокруг Исаакия грустная, нет худа без добра. Кризис отношений между музеями и епархией сосредоточил внимание общественности на острых и очень важных вопросах. И может быть, в процессе диалога проблема будет осознана в целом. Возрождение церкви не должно сопровождаться разрушением очагов светской культуры!
Вообще же в этом вопросе чрезвычайно важна атмосфера доброжелательности, уважительного отношения друг к другу. А пока получается – стенка на стенку, мероприятия в стиле кулачного боя... Предлагаемый референдум мне не видится правильным решением, он неизбежно расколет городскую общественность. Чтобы сознательно голосовать на референдуме, нужно знать историю вопроса и хорошо представлять все плюсы-минусы того или иного решения. Пока же атмосфера, сложившаяся в обществе, спокойному и вдумчивому постижению сложных вопросов, доставшихся нам в наследство, не способствует.
Здесь можно подписать петицию против передачи собора с ведение РПЦ.


Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Posts from This Journal by “информационное” Tag

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com