?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Иногда, абсолютно случайно, находится что-то интересное, чем сразу же хочется поделиться. Сейчас как раз такой случай.
Оригинал взят у lapetitevalise в Две смерти Изабеллы Медичи-Орсини
Так совпало, что я прочитала сначала статью об этой занимательной находке, а затем - недавний чудесный рассказ joeck_12 о Бьянке Капелло  http://ru-royalty.livejournal.com/2315042.html?view=42123298#t42123298 . Клан Медичи - это кладезь интересных и ужасающих судеб весьма привлекательных, умных, невероятно богатых и могущественных мужчин и женщин, живших в эпоху Ренессанса. Их история до сих пор таит множество загадок...
Ссылка на оригинал статьи тут http://www.dailymail.co.uk/news/article-2671679/Peeling-layers-Painting-murdered-Renaissance-princess-revealed-beneath-layers-paint-added-centuries-later-make-face-conform-Victorian-beauty-ideals.html. Я дополнила ее.

Итак, 28 июня 2014 года в Питтсбурге, США, открылась выставка с интригующим названием  "Подделанные, Забытые, Найденные: исследование пяти полотен эпохи Ренессанса ("Faked, Forgotten, Found: Five Renaissance Paintings Investigated").  Один из этих шедевров - портрет итальянской принцессы Изабеллы Ромолы Медичи Орсини, герцогини Браччиано (31 августа 1542 – 16 июля 1576), дочери первого Великого герцога Флоренции, Козимо Медичи.
Еще недавно считалось, что этот портрет, приписываемый кисти Алессандро Аллори, изображает мать Изабеллы, Элеонору де Толедо, представительницу одного из самых знатных испанских родов. Также считалось, это - копия, созданная в девятнадцатом веке, а оригинал картины хранится в Национальной Портретной Галерее в Лондоне.
6cb4fd44bd84489ecae60a45577c2298
Когда потрет поступил из частной коллекции в руки куратора Музея Искусства Карнеги, Луизы Липпинкот,  та заподозрила возможную подделку и отнесла его на экспертизу к реставратору Питтсбургского музея, Эллен Бакстер. Обеим показалось, что черты лица и некоторые другие детали выбиваются из общей картины, намекая на более позднюю эпоху.
Обнаружив на обороте полотна печать некоего Фрэнсиса Нидхэма, Эллен Бакстер провела небольшие изыскания и узнала, что то был художник, работавший в Национальной Портретной Галерее Лондона в середине девятнадцатого века, занимавшийся, в частности, переносом старинных картин, написанных маслом на деревянных панелях, на холст. Исследование портрета показало, что, в отличие от других полотен той эпохи, также перенесенных на холст, на нем нет характерных крупных трещин, следовательно, он подвергался серьезной поверхностной переработке.
С помощью рентгена Бакстер обнаружила, что на лицо и руку изображенной молодой женщины были наложены новые слои краски. Было принято решение осторожно убрать их, в результате чего открылись более реалистичные черты, ранее смягченные Нидхэмом, видимо, в угоду вкусам викторианской эпохи. Вместо нежной и румяной, но, скорее, безликой красавицы - длинный, орлиный нос Медичи, бледная кожа, более пухлые щеки и шея и завышенная, специально выбритая или выщипанная, линия лба.
Судите сами:  новое изображение на портрете
orsini

Рентгеновский снимок, обнаруживший скрытые черты на портрете:




Запястье сделали тоньше, а в пальцах оставили только платок, убрав сосуд.


И, наконец, Бакстер обнаружила репродукцию портрета в первоначальном варианте в книге по флорентийской истории искусств. Оказалось, что изображена на нем не Элеонора де Толедо, а ее скандально прославившаяся, своевольная дочь Изабелла.


А вот это ее мать, упомянутая Элеонора де Толедо.


В семье герцога Козимо было, в общей сложности, шестнадцать детей и среди них , разумеется, несколько дочерей, все - прехорошенькие и похожие между собой, что породило в дальнейшем путаницу с их портретами. Любимицей отца и бабушки, Марии Сальвиати, сперва была его старшая, добрачная дочь Биа, которая, к сожалению, скончалась в шесть лет.


Биа Медичи с этой картины, изображенная вместе с Марией Сальвиати, одно время считалась...мальчиком (!), ее собственным отцом Козимо в детстве, и другой малышкой, также воспитанной ее бабушкой - Джулией Медичи, дочкой герцога Алессандро Медичи, тоже незаконнорожденной. Более того, лишь в 1937м ее трогательное изображение было обнаружено и извлечено из-под слоев краски на этом портрете, подобно истинному лицу Изабеллы Медичи Орсини. Причина, по которой спрятали малышку Биа и оставили на картине только ее бабушку, неизвестна. Кроме того, ее изображение было нанесено позже основного.
Лишь рождение первой дочери от законной супруги, которую назвали Марией, вероятно, в честь Марии Сальвиати, утешило герцога Козимо от горя после потери Биа. Девочка пошла в породу Медичи - рыжевато-золотыми волосами и карими глазами, но унаследовала красоту своей матери Элеоноры и, возможно, прабабки, знаменитой Катерины Сфорца.


Не счесть восторженных эпитетов современников в адрес этой маленькой принцессы из дома Медичи. Она была не только красивой, но и умной, гораздо умнее и способнее своих братьев, с которыми она учила греческий и латынь, утонченной, прекрасно образованной и любящей не только искусство, но и охоту. Мария всегда была любимицей отца и выделялась среди остальных отпрысков Козимо Медичи. Однако, этот ее детский портрет кисти Бронзино, хранящийся в галерее Уффицци, одно время ошибочно считали изображением...ее старшей, рано умершей сестры Биа.
Трудность с идентификацией портретов детей Медичи вызвана тем, что, во-первых, они не датированы, а, во-вторых, в упоминаниях об их создании нет никакого описания - ни внешности, ни костюмов позировавших, поэтому установление личности производилось логическим путем, путем сравнения с другими портретами, исследования различных документов и изменения моды в указанный отрезок времени. Часто даже при наличии подписанных имен реальные личности изображенных на портретах оказывались совершенно другими.
Мария Медичи выросла в ослепительную красавицу и невесту герцога Феррары, которая, к несчастью (слово, столь привычное для языка при рассказе о Медичи!) умерла в семнадцать лет от лихорадки, разбив сердце отца. Ее взрослый портрет, несомненно, помог исследователям установить принадлежность ее детского портрета и также правильно отнести другую картину к изображению ее самой младшей сестры, Вирджинии Медичи.

Мария Медичи с братом Антонио                                     Вирджиния Медичи (ранее считалась Марией)


После смерти Марии привязанность Козимо и Элеоноры перешла на Изабеллу, их третьего ребенка и следующую дочь, которой, к тому времени, исполнилось пятнадцать. Ее назвали в честь тетки, Изабеллы де Толедо, и хотя ее считали очень красивой, она, несомненно, была все же не столь хороша собой, как Мария и Вирджиния. Сохранилось немало портретов Изабеллы; часть из них ошибочно относили ранее к любовнице и впоследствии жене ее старшего брата - Бьянке Капелло - благодаря тому, что у обеих был одинаковый цвет волос - золотисто-рыжий, и схожий возраст, а некоторые оказались изображениями вовсе не самой Изабеллы, а ее родственниц.
Изабелла Медичи была кипучей, темпераментной и своевольной натурой, страстной охотницей, как ее отец и сестра Мария, игривой, остроумной, склонной к терпимости, но и к едкому сарказму (что, по-моему, видно в ее взгляде на обнаруженном в Питтсбурге портрете). В то же время, это была лентяйка, ненавидевшая рано вставать по утрам, но обожавшая музыку, рисование и танцы.
После смерти матери и младшей сестры, Лукреции, Изабелла еще больше сблизилась с отцом. Теперь она стала звездой двора Медичи и наслаждалась полнейшей свободой в палаццо Питти, палаццо Веккьо и на летней Вилле ди Кастелло, что не изменил даже организованный Козимо ее брак с Паоло Джордано Орсини, герцогом Браччиано. Ей было шестнадцать, ему на год больше. Жених, красивый и темноволосый, предпочел через день после венчания вернуться в родной Рим, оставив Изабеллу во Флоренции.
Так они и жили...как говорится, спали врозь, а дети были.

Паоло Орсини


Помимо трех собственных детей, Изабелла была очень привязана к своей маленькой кузине Леоноре ди Гарсия де Толедо, на десять лет ее моложе, фактически воспитанной матерью Изабеллы, Элеонорой де Толедо.  Герцог Козимо тоже обожал эту жизнерадостную малышку и, не желая разлучаться с ней, выдал Леонору замуж за своего младшего сына Пьетро.
Паоло Орсини был генералом испанской кавалерии и часто отсутствовал в связи с войной, а также имел многочисленных любовниц, что не могло не огорчать Изабеллу. Впрочем, хотя она и продолжала писать ему длинные письма, полные уверения в любви и верности, молодая женщина вскоре нашла утешение в ухаживании молодых флорентийских синьоров. На своей Вилле Барончелли Изабелла устроила собственный салон, где принимала самых выдающихся и талантливых людей Флоренции, покровительствуя художникам, музыкантам и поэтам. Заподозрив неладное, муж отправил к ней своего кузена, Троило Орсини, дабы тот выступил в роли надсмотрщика за его прелестной и своенравной женой. Однако, вопреки его планам, Изабелла и Троило воспылали любовью друг к другу.
Тем временем, и брак Леоноры с Пьетро Медичи, жестоким, подозрительным и вспыльчивым солдафоном, оказался очень несчастливым. Родив мужу наследника, Леонора, скорее всего, последовала примеру своей старшей любимой кузины и завела роман на стороне - с флорентийцем Бернардо Антинори. Сплетники очень скоро донесли обо всем Пьетро, однако, до поры до времени тот затаился, опасаясь разгневать отца, Великого герцога Козимо, который снисходительно смотрел на поведение принцесс, пока они вели себя осторожно, и, кроме того, прекрасно знал скверный характер своего сына и зятя.
Перелом наступил тогда, когда старый герцог умер, и к власти пришел его сын, новый Великий герцог Франческо. Отличавшийся тяжелым и замкнутым характером и скверным отношением к собственной жене, Йоханне Австрийской, он в ситуации с Изабеллой и Леонорой выступил на стороне их мужей - Орсини, политическим союзом с которым дорожил, и своего брата Пьетро. Он начал с того, что схватил Бернардо Антинори, любовника Леоноры, прославленного героя битвы в французами при Лепанто. Бернардо был задушен в камере, после того, как были найдены его письма и стихи к возлюбленной.
12 июля 1576 года Франческо Медичи уведомил другого своего брата, Фердинандо Медичи, находившегося в тот момент в Риме, о внезапной смерти Леоноры:
"Прошлой ночью, около пяти часов, с доньей Леонорой произошел ужасный несчастный случай. Ее нашли в постели задохнувшейся, и дон Пьетро и остальные не успели помочь ей".
На самом деле, Леонора была убита собственным мужем, который удавил ее собачьим поводком. Крики ее и звуки борьбы были слышны во всем доме, но никто не осмелился ей помочь, в то время как соучастниками Пьетро Медичи стали двое его слуг. Ей было 23 года, и Леонора боролась за жизнь, как тигрица.
Несколько дней спустя, посланник герцога Феррары сообщил своему господину о том, что Изабеллу Медичи Орсини, герцогиню Браччиани, постигла весьма похожая участь, и нет никаких сомнений, что обе женщины были убиты. По словам Паоло Джордано Орсини, он обнаружил жену мертвой, в то время, как она мыла волосы, и Великий герцог Франческо Медичи поспешил объявить смерть Изабеллы необъяснимым несчастным случаем. Но Флоренция полнилась слухами о том, что Орсини избавился от жены, дабы жениться на прекрасной и беспринципной Виттории Аккорамбони. Говорили, что Паоло Джордано воспользовался веревкой, спущенной через потолок комнаты его сообщниками, и удавил жену после ужина, притворившись, что наклонился к ней для поцелуя.
Позже флорентийский герцог не смог отрицать очевидное и признался в письме к испанскому королю Филиппу Второму, что его брат Пьетро "забрал жизнь Леоноры, совершившей измену". Пьетро Медичи был выслан в Испанию и умер в изгнании, погрязший в распутстве и долгах.
Что касается Паоло Джордано Орсини, герцога Браччиано, то, избавившись с помощью наемных убийц и от мужа возлюбленной, а также собственного кузена, Троило, уличенного в связи с Изабеллой, он посчитал себя в безопасности настолько, что официально сочетался браком с Витторией, проигнорировав папский запрет и отбыв с ней в свой замок Браччиано.
Однако, на папском троне сменился понтифик, и новый глава церкви, Сикст Пятый, оказался дядей убитого первого мужа Виттории. Герцог Браччиано сбежал в Венецию, где вскоре умер, оставив все состояние супруге. Но кровавая история на этом не закончилась, и возмездие нашло свою жертву: Виттория умерла от удара кинжала, нанесенного по приказу младшего брата Паоло Джордано, который был ранее его наследником и вознамерился им же и остаться...

А с портрета, возрожденного в Питтсбурге, на нас по-прежнему смотрит Изабелла Медичи-Орсини - с легкой иронией и гордостью женщины, чья красота никогда не нуждалась ни в едином лишнем мазке краски.


Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
veber
Jul. 8th, 2014 05:12 pm (UTC)
Охренеть.
mayak_parnasa
Jul. 9th, 2014 07:55 pm (UTC)
Я несколько раз перечитывала, чтобы разобраться во все хитросплетениях.)
rainhard_15
Mar. 10th, 2016 10:15 pm (UTC)
У вас это хорошо получается, поздравляю.
dolorka
Jul. 9th, 2014 02:54 pm (UTC)
Потрясающе интересно, спасибо!
mayak_parnasa
Jul. 9th, 2014 07:55 pm (UTC)
Мы рады, что понравилось.)
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com