?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В эпоху мультимедиа и виртуальной реальности выставки, основанные на подлинных архивных документах, могут стать смелым решением куратора. Как рассказать две биографии одного писателя без мистификации и аллюзий и представить документы как спецэффекты? Об этом в интервью с научным куратором выставки «Булгаков. Две биографии» Марией Котовой.

«К юбилею Булгакова мы сделали историческую экспозицию, и принципиальным решением было показывать в ней только подлинные архивные документы и музейные экспонаты. У людей представление о Булгакове сформировано в основном романом «Мастер и Маргарита», его образ мифологизирован. Нам было важно показать настоящую биографию писателя и человека»

Мария Котова – филолог, ведущий научный сотрудник Государственного музея М. А. Булгакова

Мария Котова – филолог, ведущий научный сотрудник Государственного музея М. А. Булгакова, научный куратор выставки (Выставочный зал «Новый Манеж», 27.10.2016-9.01.2017). Выступила научным куратором более десятка выставок в Музее Булгакова, выставки «Одноэтажная Америка: основано на реальных событиях» (в Московском музее современного искусства 24 марта – 22 мая 2016 г.).

Выставка сделана на подлинных архивных документах, музейных предметах, в совокупности 700 экспонатов из 30 хранилищ Москвы и Санкт-Петербурга – государственных архивов, библиотек, музеев, частных коллекций. Как провести эту работу по выявлению, отбору и, самое главное, собиранию всех экспонатов? Что надо понимать, учитывать и какие сложности преодолевать?

Во-первых, надо понимать, в каких собраниях находятся нужные для выставки экспонаты, что и где смотреть.
Затем важно выстроить коммуникацию с учреждением, хранящим эти экспонаты. Хранители музеев и архивов могут подсказать, что еще у них есть по теме, что может быть неизвестно куратору. Для непосредственной работы надо учитывать, что у каждого учреждения свои правила, свой научно-справочный аппарат, условия предоставления подлинных документов и предметов. Мы столкнулись с тем, что почти все изначально предлагали копии документов, думая, что нам важно только их содержание. Архивы же хранят документ, а не выставочный экспонат, им важна сохранность документа.
Все фотографии предоставлены Музеем Михаила Афанасьевича Булгакова

Надо учитывать, что правила выдачи подлинных документов и предметов разные у государственных архивов, музеев и частных коллекционеров. Конечно, есть необходимые базовые требования: страхование, транспортировка специализированным транспортом, климат-контроль и безопасность на площадке. Наш проект организовывался и курировался Музеем М. Булгакова, но выставочной площадкой, принимающей на ответственное хранение экспонаты, был Выставочный зал «Новый Манеж». Некоторые архивы и музеи соглашались передать экспонаты нам, Музею Булгакова, а некоторые настаивали на передаче только хранителю выставочного зала. Т. е. были договоры двусторонние, а были и трехсторонние. В работе с частными коллекционерами формальных процедур меньше, но важна личная договоренность, доверие, надо увлечь концепцией и масштабом проекта. Им важно показать свое собрание в крупных, ярких проектах. Что касается условий, то кто-то из частных коллекционеров настаивал на специализированном транспорте и особых мерах безопасности, кто-то нет. Например, один из самых ярких экспонатов выставки – портрет Михаила Булгакова кисти Николая Радлова – висел в зале так же, как и у коллекционера, т. е. без стекла, но на протяжении работы выставки возле этого экспоната всегда сидела смотрительница.

Эскизы декораций и костюмов к спектаклям, поставленным по произведениям Булгакова, взятые в театральных музеях, нужно было обагечивать до вывоза, в самих музеях, только в рамах под стеклом мы их уже доставляли в выставочный зал. Какие-то экспонаты обагечивали сами музеи или их доверенные компании.

Хранители тоже на разных условиях передают нам экспонаты. Например, хранители Рукописного отдела Российской государственной библиотеки не только передали документы по актам, но и лично присутствовали на площадке в период монтажа, мониторили условия экспонирования документов их собрания в течение всего периода работы выставки. Это было их условием. Конечно, необходимы и профессиональные хранители принимающей стороны, т. е. музея или выставочной площадки. У нас было огромное количество экспонатов, поэтому был приглашен еще хранитель из другого музея, она помогала следить за сохранностью экспонатов во время их монтажа по витринам.

Выставочная площадка должна иметь отдельное оборудованное помещение для временного хранения всех подлинных экспонатов. Помещение должно быть оборудовано климат-контролем, специальным освещением, иметь сейфы, охранную сигнализацию. Когда на площадке 700 экспонатов, а застройка и монтаж витрин происходят одновременно с доставкой экспонатов, такое помещение необходимо.

Для вывоза подлинных экспонатов из разных хранилищ нужна надежная, профессиональная транспортная компания, специализирующаяся на упаковке и транспортировке культурных ценностей, музейных предметов, архивных документов. И нужно выстроить и утвердить с транспортной компанией и выставочной площадкой график доставки экспонатов, синхронизировать его с графиком застройки выставочного зала и монтажа витрин.
Важно грамотное юридическое сопровождение для оформления договоров с учетом музейного и архивного законодательства, правил и норм. И надо быть готовым к тому, что недостаточно одного универсального договора, под каждый случай договор адаптируют или разрабатывают. Нужен надежный и опытный подрядчик. Либо один подрядчик, который берет на себя все – от застройки до печати этикеток, либо разные подрядчики. У нас в проекте была проблема с этикетками, подрядчик напечатал этикетки в последний момент и доставил за несколько часов до открытия, некоторые этикетки не были напечатаны, и мы их допечатывали и раскладывали уже после открытия. Таких ситуаций, конечно, не должно быть.

В экспозиции было обилие подлинных документов, но документы – это не спецэффекты, не развлекательное действо, чтобы получить впечатление, посетитель должен проделать работу. Какие приемы вы использовали для того, чтобы у зрителя был не блуждающий взгляд, а стремление к вдумчивому чтению, погружению?

Все пространство экспозиции делилось на тематические секции (компартименты), это не было единой зоной, перегруженной документами. Например, в первом зале, посвященном литературному пятилетию Булгакова 1921-1926 годам, каждая витрина содержала законченный сюжет, документы раскладывались внутри так, чтобы были завязка, кульминация и развязка. В театральном зале компартименты-секции были посвящены пьесам Булгакова – «Дням Турбиных», «Зойкиной квартире», «Багровому острову» и т.д. Получалась некоторая рассказанная с помощью экспонатов история.
В совокупности эти истории складывались в биографию. По принципу сериала. Можно посмотреть одну серию, а можно досмотреть до конца. Подготовленному зрителю, возможно, были интересны отдельные сюжеты, он мог посмотреть экспозицию отдельными блоками. Для знаковых экспонатов, на которых важно было сделать акцент, изготовили отдельные витрины. Так, например, была сделана отдельная витрина для самого первого экспоната выставки – редчайшего (вероятно, единственного сохранившегося) номера газеты «Грозный» от 13 ноября 1919 года с первой публикацией Булгакова – фельетоном «Грядущие перспективы».

Также в витрину нужно помещать разнородные документы. Какими бы важными ни были документы, нельзя их в ряд выложить в одну витрину, их не будут читать. Если один из экспонатов в витрине – важный по содержанию документ, представляющий собой машинописный лист, то рядом должны быть фото, рисунок, какой-то предмет. Зрителю должно быть интересно разглядывать и понимать, в какой сюжет складываются экспонаты в этой витрине.

Должна быть драматургия и в содержании экспонатов. Нужно соединять противоречащие друг другу документы.
Выставка – это еще и культурно-досуговое мероприятие. Как соединить в одном проекте документированную научную составляющую и развлекательный, увлекательный компонент.

У нас сначала была идея сделать в центре экспозиции реально работающий буфет. Но это было невозможно по правилам безопасности и с архитектурно-художественной точки зрения. Тогда мы разделили пространство экспозиции на два блока. Один зал – научный: витрины с документами, фотографиями, изобразительным рядом, второй зал – как раз развлекательный. Это реконструкция последней квартиры Булгакова. В зале висела фотография этой квартиры и была воссоздана сама квартира, по которой можно было ходить. Неоновыми строчками светились цитаты из рукописей Булгакова. Это был популярный эффект: зрители фотографировались на фоне этих неоновых строк – цитат Булгакова.

Кроме того, было аудиовизуальное сопровождение – голос Елены Сергеевны Булгаковой (жены), читающей его произведения, видеозаписи спектаклей по произведениям Булгакова.

Как спроектировать выставку и учесть разные по возрасту категории посетителей?

Конечно, наша выставка – для подготовленного посетителя, зрителя. Для школьников мы делали яркие пятна в каждом разделе. В театральном отсеке экспонировались дизайнерские платья, воссоздавалось модное ателье, как в «Зойкиной квартире».

Также в театральном зале выставлялся халат Ноздрева из коллекции музея МХТ. В блоке эмиграции Елены Сергеевны Булгаковой мы поставили чемодан того времени как символ эмиграции. Может быть, школьник и не изучит эти сюжеты по документам, но он запомнит эти яркие акценты, и у него сложится впечатление.

Чем отличается научный куратор от просто выставочного куратора, арт-куратора?

Научному куратору не нужно проводить предварительное исследование. Он знает предмет детально, глубоко, целостно. Он знает, где он может брать экспонаты и какие. Источники уже проработаны. У научного куратора уже есть списки, наработки. Также он знает, какие могут быть коллекции взаимозаменяемые. Например, нам не выдали необходимые эскизы Максимилиана Волошина из рукописного отдела Пушкинского дома в Петербурге, и я знала, где я могу еще запросить такие документы. В итоге эскизы Волошина мы взяли в Музее Марины Цветаевой в Москве.
Обладая большим объемом информации по теме выставки, зная всю историю, научный куратор может выделить ключевые сюжеты, обозначить повороты, под них выстроить экспонаты. Конечно, большие проекты один научный куратор не может сделать, но он знает, как сформировать научную группу. Научный куратор понимает, кто ему нужен в работе над каждым тематическим блоком, и знает, какие задачи надо ставить. В нашем проекте я понимала, кого привлечь, например, для проработки театральной темы.

Чтобы реализовать научную концепцию в формате выставки, какие специалисты нужны, помимо технической команды застройщиков? Кто нужен научному куратору для воплощения его концепции?
Нужна команда по работе с архивами и музеями уже на этапе отсмотра. Я одна физически не могла многократно работать в 30 архивах и музеях. Я ставлю задачи, говорю, что и где нужно смотреть, а команда отсматривает на месте. Эти сотрудники должны уметь работать в архивах, понимать научно-справочный аппарат, знать правила и нормы предоставления документов для изучения, грамотно составлять списки отобранных экспонатов, говорить с сотрудниками музеев и архивов на одном языке.

Научному куратору уже на начальном этапе отбора экспонатов и формирования списков важно работать в тесном контакте с архитектором. Архитектор сразу скажет, сколько витрин вмещает зал, сколько экспонатов вмещает каждая витрина, какое должно быть расстояние между экспонатами в витрине, и определит возможные объемы. Архитектор видит готовый проект во всех деталях и просчитывает в чертежах. Я не могу держать в голове размеры экспонатов, расстояние между ними, двуязычные этикетки возле каждого предмета. Поэтому нельзя отдельно заниматься только научной и творческой работой, чтобы потом не пришлось менять всю структуру. Важно быть в контакте с художником, меньше, чем с архитектором, но тоже своевременно погрузить художника в смысловые сюжеты, чтобы он разработал визуальное их воплощение. Например, я выстраивала сюжет театральной деятельности Булгакова. Сюжет драматический: сначала Булгакова ставят в главном театре страны – МХТ, потом запрещают, он пишет либретто для балета, а в конце и вовсе уходит из театра и уже только пишет «Мастера и Маргариту». Поняв драматургию, художница нашла цветовое решение и завершила этот раздел черным цветом. Также художественно отразили мечту Булгакова быть актером. Мало кому известно, что он мечтал быть актером. Художница сделала открытую сцену с красными кулисами, как это обычно и бывает в мечтах о сцене.

Мы много рассказываем документами о неизвестной стороне жизни и творчества Булгакова, о подводных течениях в его биографии, когда я объяснила, что это мало кому известная часть биографии писателя, художница оформила зал как путешествие в закулисье.

Сохранена авторская орфография и пунктуация.

Источник.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Posts from This Journal by “музей Булгакова” Tag

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com