?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Мы продолжаем наш рассказ о выставке «Первые моторы России», которая проходит в рамках 26 Олдтаймер-галереи в Сокольниках. И сегодня мы расскажем вам о Собственном Его Императорского Величества гараже и фотовыставке, которая посвящена этой организации.
Прибытие Николая II в Правительствующий Сенат на торжественное заседание по случаю 200-летия Сената.
Автомобиль – лимузин «Делоне-Бельвилль» 70 HP, изготовленный в 1909 году парижской фирмой «Кельнер».

Первое упоминание о знакомстве императорской фамилии с «мотором» относится к 1895 году. Возможно, это был паровой автомобиль, а может быть, великие князья испытывали велосипед с паровой машиной. Постепенно увлечение техническими новинками среди молодых великих князей стало распространенным явлением. Следует отметить, что они на всю жизнь сохранили любовь к техническим новинкам. Так великий князь Александр Михайлович впоследствии сыграл большую роль в создании российской авиации, став шефом Императорского военно-воздушного флота. А Михаил Александрович в 1903 году стал покровителем Российского автомобильного общества, впоследствии Императорского.
Николай II в автомобиле «Делоне-Бельвилль» 45 HP направляется от железнодороржной станции Проскуров, где остановился императорский поезд, в город Каменец-Подольск. Рядом с государем дворцовый комендант, свиты Его императорского Величества генерал-майор Владимир Николаевич Воейков. За «Делоне-Бельвилем» 70 HP следует лимузин «Роллс-Ройс».

Отцами-основателями Императорского гаража принято считать двух сановных автомобилистов – министра императорского двора барона Владимира Борисовича Фредерикса и флигелъ-адьютанта Владимира Николаевича Орлова. Барон Фредерикс был человеком передовых взглядов на современную технику и с увлечением относился к развитию автомобилизма.
Фредерикс в форме лейб-гвардии Конного полка,
фотография Карла Буллы (Царское Село, 1913 год)

Владимир Борисович Фредерикс (1838 —1927) — российский государственный деятель; последний в истории Министр Императорского Двора Российской империи (1897—1917); Канцлер российских Императорских и Царских орденов; генерал от кавалерии, генерал-адъютант; граф (до 1913 года — барон). С 6 мая 1897 года до 28 февраля 1917 (вплоть до падения монархии) — министр императорского двора (министерство управляло дворцами и земельными владениями императорской семьи). Одновременно состоял канцлером российских императорских и царских орденов.
С 14 июля 1897 года — командующий Императорской Главной квартирой. С началом Первой мировой войны находился с Николаем II в Могилёве, сопровождал его во всех поездках. Пользовался исключительным доверием императора, о чём его подчинённый генерал А. А. Мосолов писал: «Моральное одиночество, наложенное на себя царём с юного возраста, было тем более опасным, что Николай II относился недоверчиво даже к лицам ближайшего окружения. Один граф Фредерикс являлся исключением.»
2 марта 1917 года в Пскове своей подписью скрепил машинописный лист с Актом об отречении Государя Императора Николая II от престола. В 1924 году обратился к советскому правительству с просьбой о выезде за границу. Получив разрешение, вместе с дочерью выехал в том же году в Финляндию. Поселился в городе Кауниайнен, близ Хельсинки.
Императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей в автомобиле «Делоне-Бельвилль» 45 HP наблюдают за смотром войск в Бендерах. Позади фаэтона - ландоле «Делоне-Бельвилль» 45 HP с великими княжнами.

Ведущую же роль в привлечении императора к новому виду транспорта сыграл В.Н. Орлов, получивший в 1903 году звание флигель-адъютант.
Орлов оказался ответственным водителем, который, управляя автомобилем, выполнял одновременно и задачи по охране императора. Начальник Канцелярии Министерства императорского двора генерал А.А. Мосолов вспоминал: «Князь, можно сказать, не отходил от руля машин. Он возил, куда было нужно, Их Величества. Боясь покушения или несчастного случая, он не позволял своему шофёру заменять себя».
Князь Владимир Николаевич Орлов на костюмированном балу 1903 года
(начальный сокольничих времен царя Алексея Михайловича).

Князь Владимир Николаевич Орлов (1868—1927) — генерал-лейтенант из рода Орловых, начальник Военно-походной канцелярии императора Николая II. Участвовал в летних Олимпийских играх 1900 года в конном спорте. 7 января 1901 года назначен помощником начальника, а 26 августа 1906 года — начальником Военно-походной Его Императорского Величества канцелярии. Долгое время был одним из самых доверенных людей Николая II. Добровольно выполнял функции личного шофера императорской фамилии. Негативно относился к Распутину, за что при принятии императором верховного главнокомандования был удалён от двора. 25 августа 1915 года назначен в распоряжение Наместника на Кавказе великого князя Николая Николаевича. 16 ноября 1915 года назначен помощником по гражданской части Наместника на Кавказе. 31 марта 1917 года уволен от службы по болезни с мундиром и пенсией. В конце 1917 года жил в имении Чаир в Крыму вместе с великим князем Николаем Николаевичем, затем эмигрировал во Францию.
Императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей в фаэтоне Делоне-Бельвилль» 45 HP во время смотра войск в окрестностях города Бендеры 9 мая 1916 года. За рулем – Адольф Кегресс. Автомобиль слева – ландоле «Делоне-Бельвилль» 45 HP.
Верхом на коне темной масти – министр императорского двора, генерал-адъютант граф Владимир Борисович Фредерикс.

Эти поездки дали возможность Николаю II в полной мере оценить преимущества нового вида транспорта. Именно тогда царь принял решение о приобретении собственного автомобиля. В этом у Николая II нашёлся ценный придворный союзник. Им стал министр императорского двора барон В.Б. Фредерикс, ведавший вопросами обслуживания (в том числе и транспортного) царской семьи. Первый автомобиль, купленный князем В.Н. Орловым, появился в Царском Селе в начале 1906 года. Им стал приобретенный во Франции «Делоне-Бельвилль» с кузовом трипль-фаэтон. В автомобиле предусматривалось дорогое и редкое на тот момент новшество – фары, работающие от электричества. Покупку оплатили из сумм Министерства императорского двора по статье «Непредвиденные издержки». Вскоре приобрели ещё четыре автомобиля, все марки «Мерседес».
К концу 1906 года в гараже находились семь автомобилей. Автомобили императорской семьи в 1906 году были «Делоне-Бельвилль» и два «Мерседеса». Два других автомобиля «Мерседес» обслуживали свиту. Еще одна машина этой марки принадлежала дворцовому коменданту. Кроме того, для решения служебных задач тогда же, в 1906 году, приобрели омнибус фирмы «Бенц».
Цесаревич Алексей, лица свиты и офицеры штаба Верховного Главнокомандующего на площадке у здания штаба Ставки в Могилеве. Автомобили – «Рено» 45 HP и ландоле «Делоне-Бельвилль» 45HP.

Для императорского гаража покупались не только иностранные автомобили, но и отечественные. Первым из них в 1908 году стал тёмно-зелёный марки «Лесснер» - лицензионный вариант немецкого «Мерседеса», производившийся в Санкт-Петербурге, «Лесснер» в Императорском гараже зачислили в разряд свитских автомобилей. Николай II никогда не использовал его для своих поездок.
«Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

В конце мая 1906 года с переездом царской семьи в Петергоф для неё открылся первый автомобильный сезон, в котором использовались купленные «моторы». Царь фиксировал в дневнике каждую поездку на собственном автомобиле.
«Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

Русско-Балтийский вагонный завод (РБВЗ) в Риге являлся крупнейшим производителем автомобилей в дореволюционной России. Кроме автомобилей завод также выпускал железнодорожные вагоны, стационарные двигатели внутреннего сгорания, обозный транспорт, сельскохозяйственную технику и аэропланы. РБВЗ был основан в 1869 году как сборочный филиал немецко-бельгийского завода Van der Zypen und Charlier и поначалу занимался сборкой вагонов, получая детали и части из-за границы. В 1875 году РБВЗ начал самостоятельный выпуск вагонов, качество которых оказалось настолько высоким, что завод дважды, в 1882 и 1896 годах, удостоился права изображать на своей продукции государственный герб России. Автомобильный отдел РБВЗ начал свою деятельность в 1909 году, когда был собран первый «Русско-Балтийский», разработанный швейцарским инженером Жюльеном Поттера, специально приглашенным в Ригу для организации производства автомобилей. Жюльен Поттера создал две модели – тип С и тип К. Первый станет самым массовым и «долгоиграющим»: тип С будут собирать и при советской власти.
Фрагмент. «Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

«Русско-Балтийский» тип К представлял собой компактный автомобиль с двигателем небольшой мощности – за все время производства модели она составляла от 16 до 24 л.с., а также невысокой налоговой ставкой. Сумма ежегодного транспортного налога для типа К составляла 27 рублей, а для типа С – 54 рубля, исходя из «налоговых сил», высчитываемых по специальной таблице, по соотношению диаметра цилиндра и хода поршня. В 1913 году тип К с кузовом дубль-фаэтон типа «торпедо» стоил 5500 рублей.
«Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

Большинство «Руссо-Балтов» отправлялись на службу в армию, в том числе и небольшие тип К. Отечественные автомобили пользовались популярностью в Санкт-Петербурге и провинциальных городах, а в Москве не было ни одного «Русско-Балтийского» в частном пользовании. Два «Руссо- Балта» находились в Собственном Его Величества гараже, но числились по разряду свитских, а не императорских автомобилей.
Фрагмент. «Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

Единственный сохранившийся легковой «Русско-Балтийский» является экземпляром тип К 12/20, выпущенным в 1911 году. Автомобиль приобрела Офицерская воздухоплавательная школа в Гатчине, сформированная в 1910 году для обучения офицеров летному делу. Сейчас «Руссо-Балт» принадлежит Политехническому музею.
Фрагмент. «Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

Одновременно с появлением первых автомобилей, парк которых продолжал постепенно расширяться, возникла насущная необходимых в квалифицированных специалистах, способных управлять и ремонтировать царские авто и в середине 1906 года князь выступил инициатором открытия при гараже специальной Императорской школы шофёров. Фактически это была первая в России автошкола. Она готовила водителей высшего класса и хороших механиков.
Фрагмент. «Русско-Балтийский» Тип К12/20. Россия, 1911 год.

Подбором личного шофёра для императора занимался также В.Н. Орлов. Выбор князя пал на уроженца Франции Адольфа Кегресса.

Адольфа Кегресс.

К началу 1907 года основные принципиальные вопросы, связанные со становлением российского Императорского гаража были решены. Де-факто он был практически создан. Оставалось оформить существование Императорского гаража де-юре. Министр императорского двора В.Б. Фредерикс 18 февраля 1907 года подготовил на имя императора Николая II записку «О временной организации автомобильной части». Именно этот документ фактически положил начало превращению новой, официально еще не форменной структуры в постоянное самостоятельное подразделение Министерства императорского двора. На записке В.Б. Фредерикс зафиксировал устное распоряжение царя: «высочайше повелено исполнять». Именно этот документ, получивший 18 февраля 1907 года высочайшее одобрение Николая II, стал точкой отсчёта официального существования Императорского гаража. Во главе новой структуры был поставлен флигель-адъютант полковник князь В.Н. Орлов.

В Собственном Его Величества гараже сложились четыре группы (или разряда) автомобилей. Первая группа в различных списках именовалась как «автомобили Его Величества», или «императорские», - этими автомобилями пользовались только Николай II, императрица Александра Фёдоровна и их дети. Император отдавал предпочтение французским автомобилям «Делоне-Бельвиль». Если в 1906-1908 годах основным парадным автомобилем Николая II являлся трипль-фаэтон «Делоне-Бельвиль» 40HP, то в 1908 году гараж получил более мощную модель с 70-сильным мотором и кузовом типа ландо, который при полностью убранном верхе превращался в фаэтон.
В вагон-гараж закатывают лимузин «Роллс-Ройс», на переднем плане – Адольф Кегресс и начальник Военно-походной канцелярии Его Императорского Величества князь Владимир Николаевич Орлов. Фото сделано зимой 1914-1915 годов на территории Ставки Верховного главнокомандующего в Барановичах.

В 1909 году к ландо добавился лимузин, построенный другой парижской фирмой – «Kellner et ses fils» (Кельнер и сыновья). В современной литературе этот лимузин называют SMT, расшифровывая аббревиатуру как Sa Majeste le Tsar, что в переводе с французского значит «Его Величество царь».
Выполняя заказ из России, заводу пришлось значительно усложнить конструкцию автомобиля, применив пневматическую систему, которая не только запускала двигатель, но могла и затормозить автомобиль, а сжатый воздух также использовался для накачивания шин, подачи звукового сигнала свистком и работы пневматического домкрата.

Не меньше усилий приложила фирма «Кельнер и сыновья» для постройки кузова. Лимузин располагал тремя рядами сидений, причём средний ряд представлял собой два кресла. Крыша лимузина щеголяла стеклянной галереей с изящным ограждением, она служила для вентиляции и освещения, а также для того, чтобы Николай II мог не сгибаясь стоять в салоне. Все окна снабжались жалюзи, а переднее стекло ещё и сеткой от мошкары. Пол в салоне сделали двойным, что устраняло тряску от действия выхлопных газов, а между его слоями размещалась система водяного отопления из трубок, связанная с мотором. Освещался салон электричеством от динамо-машины. Окрашен лимузин был в темно-синий цвет.
Вместе с императорскими автомобилями в поездки отправлялись и свитские.
В отличие от императорских, эта категория автомобилей снабжалась номерными знаками – жестянками с изображением короны и литерой. На фото в вагон-гараж грузят свитский автомобиль «Бенц» с буквой М на номерном знаке.

Примечательно, что на исполнении царских автомобилей сказывались и личные пристрастия владельцев. Так, известно, что императрица Александра Федоровна считала своим символом свастику. Следует подчеркнуть, что до начала 1920-х годов это был просто один из древнейших восточных символов. Из всех императорских автомобилей свастика устанавливалась на трех, которыми пользовались Николай II и цесаревич Алексей, - это фаэтон и ландо «Делоне-Бельвилль» 45HP, появившиеся в гараже в 1913 году, а также маленький «Бебе-Пежо» цесаревича.

Ко второй группе относились автомобили свитские или кавалерские. К третьей группе относились автомобили, приобретенные для дворцового коменданта это были «Мерседес» и «Бенц». Появлению четвертой группы в гараже грозового автотранспорта предшествовала борьба с другой транспортной структурой императорского двора – Придворной конюшенной частью. Почти полугодовое противостояние между Придворной конюшенной частью и Императорским гаражом завершилось победой орлов со счетом 3:2 (по числу грузовиков).
Николай II в полугусенечном «Паккарде» перед Александровским дворцом в Царском Селе. За рулем – Адольф Кегресс.

Помимо Императорского гаража значительный автомобильный парк имела дворцовая комендатура, отвечавшая за охрану и безопасность государя.
Во время поездок Николай II предпочитал открытые автомобили. Это решение диктовалось не только вкусовым, но и политическим выбором царя. Он считал, что монарх должен быть виден народу. И хотя охрана многократно убеждала его передвигаться по городу в закрытом автомобиле, Николай II, как правило, ездил именно в открытых лимузинах. Нужно отметить, что император ездил в открытых машинах и зимой.
С помощью финансовых документов можно реконструировать нагрузку автомобилей Императорского гаража. В 1907 году «общее количество вёрст пробега» только царских автомобилей составило 2074 версты. В 1912 году общий наезд автомобилей Императорского гаража составил 197123 версты, в 1913 году – 257581 версту. На автомобилях стали ездить не только с мая по октябрь, но и круглый год. В 1914 году к 1 сентября царские автомобили наездили 212405 верст.

В годы Великой войны все поездки в прифронтовой полосе проходили на машинах. На первое место в характеристиках автомобилей вышли такие качества как скорость и надежность. Гараж продолжал увеличиваться как за счёт автомобилей, востребованных в условиях войны, так и роскошных. В военные годы были заказаны лимузины и ландо «Роллс-Ройс», «Тюрка-Мери», Воксхолл».
Николаю II демонстрируют британский двухбашенный бронеавтомобиль «Остин», оснащенный движителем Кегресса,
в процессе преодоления траншеи.

Так же были созданы вагоны для провозки автомобилей гаража на большие расстояния. Два первых вагона –гаража были изготовлены в начале 1915 года и вскоре начали эксплуатироваться. Каждый двадцатиметровый четырехосный вагон мог вмещать пять автомобилей, подсобные помещения для ремонта, запчастей, масла и горючего. Машины въезжали и выезжали из него по специальным металлическим направляющим – пандусам. По сложившейся в те годы практике вагон-гараж подцеплялся к свитскому поезду, всегда следовавшему вместе с императорским.

Мировая война изменила протокол деятельности Собственного Его Императорского Величества гаража. Если до войны поездки были прогулочными, то с сентября 1914 года поездки стали инспекционно-представительскими. Так же с началом войны серьезные трудности возникли с поставка запчастей и расходных материалов. Единственный на тот момент отечественный производитель автомобилей Русско-балтийский вагонный завод не мог заменить многочисленных западных поставщиков. Тем более что после наступления противника завод был эвакуирован из Риги в Петроград.

К началу Первой мировой войны (15 июля 1914 года) в Русской императорской армии имелось всего 711 автомобилей и два трактора. Среди них: 259 легковых машин, 418 грузовиков и 34 автомобиля специального назначения. Кроме того, в наличии был 101 мотоцикл. Большинство из них находилось в сформированной в 1910 году в Петербурге Учебной автомобильной роте, в штабных и крепостных автомобильных командах и в авиационных частях. Такой парк обеспечивал лишь минимальные транспортные потребности войск и штабов мирного времени.

Перед самой войной по именному императорскому повелению от 17 июля 1914 года после многочисленных согласований было утверждено «Положение о военно-автомобильной повинности». Термин «военно-автомобильная повинность» определялся как обязательная поставка от населения самодвижущихся экипажей и снабжение ими армии в условиях объявления мобилизации Вооружённых сил. В соответствии с вышеназванным положением военно-автомобильная повинность не распространялась на машины Собственного Его Императорского Величества и иных дворцовых гаражей императорской фамилии, автомобили, принадлежащие государственным установлениям, казённым учреждениям и заведениям, иностранным посольствам и миссиям, а так же подданным иностранных государств, пожарным командами и почтовым станциям.
Санитарная колонна имени наследника цесаревича Императорского российского автомобильного общества при поезде Его Императорского Высочества в составе шести автомобилей во дворе экипажной фабрики «Ив. Брейтигам» на Захарьевской улице перед отправкой на фронт. Колонна состояла из четырех санитарных автомобилей, грузовой платформы и «автомобиля-конвоира».
На фото слева на право: «автомобиль-конвоир» - лимузин «Бенц»; санитарные автомобили «Русско-Балтийский» тип С, «Гоброн-Брилье», «Бенц» и «Лорен-Дитрих»; грузовая платформа «Рошк Шнайдер».

Деятельность Собственного Его Императорского Величества гаража не ограничивалась поездками царственных особ с придворными и содержанием самих автомобилей. Уже через пару лет после своего появления гаражные мастерские в Царском Селе стали ещё и своеобразной лабораторией по созданию полугусеничных вездеходов для передвижения в зимнее время года. Идея их создания принадлежала личному шофёру императора французу Адольфу Кегрессу.

Первая конструкция относится к 1909 году когда на шасси были установлены лыжи и гусеничный движитель. Самый первый «Мерседес» №0 снабжался парой лыж, которые крепились или под передними колесами или между ними. К каждому заднему колесу крепилось по барабану, выполняющему функции ведущего шкива. Между шкивами натягивалась лента. Зимой 1914-1915 года были построены еще двое автосаней. На одном из них Кегресс катал Николая II. Скорость при этом достигала 30-40 км/ч. Инициатива оснащения армии приспособления А. Кегресса исходила не от военного ведомства, а от самого изобретателя. Осенью того же года он представил свою конструкцию на рассмотрение технического комитета Главного военно-технического управления (ГВТУ), получив положительный ответ. Было решено выдать заказ Путиловскому заводу на 212 комплектов: 30 для легковых автомобилей, 143 для грузовиков и 39 для бронеавтомобилей. Однако планам этим не суждено было сбыться. Грянула Февральская революция. Единственной организацией, где эксплуатировались автосани оказалась санитарная колонна имени наследника Цесаревича, сформированная Императорским российским автомобильным обществом.

После свержения монархии Кегресс покинул Россию и в 1919 году прибыл на родину, где и продолжил заниматься своим изобретением на фирме «Ситроен». В том же 1919 году одни автосани были переданы В.И. Ленину для загородных прогулок. На этом история Собственного Его Величества гаража завершается, но начинается история Гаража Особого Назначения, который и сейчас отвечает за перевозку первых лиц государства.

Приходите на выставку, чтобы увидеть роскошные автомобили, и узнать какое место в истории нашей страны они занимали. А огромное количество фотографий расскажет вам о жизни Собственного Его Императорского Величества гаража.

Информация для обзора предоставена пресс-службой Олдтаймер-галереи.

Выставка продлится с 8 по 12 марта 2017 года.

Адрес: Выставочный центр «Сокольники», павильоны 4, 4.1 и 4.2. Карта см. здесь.

Время работы:
11 марта с 10:00 до 19:00
12 марта с 10:00 до 18:00

Стоимость билета:Билет онлайн – 600 рублей (купить здесь),билет в кассе – 900 рублей.
Семейный билет - 2500 руб (2 взрослых 3 детей).

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Posts from This Journal by “парк «Сокольники»” Tag

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com