mayak_parnasa (mayak_parnasa) wrote,
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Раскопки Спасо-Преображенского собора в Тверском кремле в 2014 году.

Конец июля 2014 года для экспедиции ИА РАН в г. Тверь ознаменовался уникальными находками: в историю русского искусства удалось ввести кусочек фресковой росписи 1292 года и резную белокаменную колонку. Они были когда-то элементами убранства Спасо-Преображенского собора (построен в 1285–1290 гг.) – первого каменного городского собора Северо-Восточной Руси, построенного после монгольского нашествия. Он стал епископской кафедрой и одной из главных опор Тверского княжества.

Рис. 1. Общий вид места раскопок с северо-востока, сентябрь 2013 г.

В эпоху расцвета Твери, в годы ее ожесточенного соперничества с Москвой, в соборе погребали князей и епископов города. Еще до постройки собора на его месте, в деревянной церкви Космы и Дамиана, похоронили родоначальника тверской династии, князя Ярослава Ярославича (зима 1271/72 гг.). Позже – ктиторов каменного храма: епископа Симеона, князя Михаила Ярославича, его мать Ксению. Сюда же в 1319 г. положили тела князя Михаила Ярославича, привезенное из Орды через Москву, и отомстившего за него сына Дмитрия Грозные Очи (казнен в Орде в 1325 г.). Здесь лежали останки князей эпохи расцвета Тверской земли: Александра Михайловича и его сына, князя Михаила Александровича, отремонтировавшего собор в 1399 г., а затем их преемников на тверском столе XV века.

Рис. 2. Юго-восточный пилон в кладке собора.

Археологические исследования на соборной площади (с 2012 г.) требуют крайней тщательности: от древних зданий осталось очень мало, в 1690-х гг. собор сменили на большой новый храм, разрушенный в советский период. Фундамент XIII века уничтожали по меньшей мере дважды, повредив все культурные слои и песчаный материк, в котором выкопаны рвы. Идет работа по восстановлению плана по нечетким лентам обратной засыпки и подошвам кладки.
Рис. 3. Резная полуколонна.

Храм ХIII в. был четырехстолпным, но, вместе с галереями, довольно значительного размера: общая длина изнутри ок. 18 м, из которых 7–8 м (почти половину) занимает вытянутая главная апсида (всего их три); ширина четверика – около 16 м. С юга, по всей длине, добавлена узкая галерея, не имеющая апсиды; к ее юго-восточному углу пристроена монолитная платформа из бута и тесаных квадров (лестница или звонница?). Общая ширина раннего собора, с двумя южными пристройками и, возможно, одной северной превосходит 26 м.

Рис. 4. Резная белокаменная деталь.

Собор был белокаменным, но до нас дошло не более пяти кубометров тесаных блоков и единичные резные детали. Это камни с резьбой абстрактного (плетенки разных типов), растительного и анималистического характера, в том числе прекрасный кусок полуколонны. Собрано также более 1000 керамических плиток от полов. Обнаружение резной белокаменной колонны подтвердило гипотезу классика русской художественной археологии Н.Н. Воронина о том, что искусство Твери и Москвы наследовало традиции белокаменного зодчества Суздальской земли. Носители традиции могли пережить более полувека послемонгольского безвременья только благодаря непрекращающемуся строительству. Таким образом, перед наукой встает перспектива поиска белокаменных сооружений "смутного времени" 1240-1280-х годов. Так или иначе, но мост между домонгольской и раннемосковской архитектурой, наконец, переброшен. Будем его укреплять и расширять.

Рис. 5. Резная белокаменная деталь.

Исключительно интересно открытое в центральной и восточной части собора многослойное кладбище: хоронить на нем начали задолго до постройки каменного храма. Десятки могил ранних тверичей размещены свободно и не нарушают друг друга, но собраны в небольшие (семейные?) группы. Находки в них могут датироваться XII–XIII вв., но они редки: проволочные перстнеобразные височные кольца, стеклянные (в том числе зонные) бусы, бронзовые пуговицы, налобные венчики из тканей (в том числе с золотым шитьём). Интересно, что внутри обширной апсиды погребений нет вообще – вероятно, этот участок в древности был занят деревянным храмом. Оси древнейших могил несколько отклоняются от оси собора.
Рис. 6. Погребение XII в. с нагрудным украшением. Деталь.

Коллекция более поздних индивидуальных находок насчитывает несколько тысяч, среди них монеты (маленькие и большие медные пулы тверские и московские, серебряные деньги Ивана IV, двойной денарий короля Сигизмунда III Вазы, клад серебряных монет начала XVII века в керамическом сосуде), бронзовые украшения (перстни, браслеты, бубенчики, привески и пр.); металлические нательные кресты, целый бронзовый энколпион. В восточной части раскопа, за пределами собора конца XIII в., обнаружены подклеты двух деревянных построек XVI–XVII вв.

Рис. 7. Фрагмент фрески 1292 г.

Возвращаясь к фреске, отметим, что это первый фрагмент монументальной послемонгольской живописи, найденный в Центральной Руси. Впервые появляется возможность оценить ее художественный стиль, который технически и с точки зрения оказался близок росписи Снетогорского монастыря под Псковом (1313 г.). Очевиден высокий уровень мастерства, несущего отсвет классического искусства Средиземноморья; возможны связи с поздневизантийской живописью и, отчасти, европейским искусством готики.
Рис. 8. Фрагмент фрески 1292 г. (одеяние).

Сделанные находки – важный вклад в общую историю русской культуры и, более конкретно, в текст очередного тома фундаментальной «Истории русского искусства» в 22 томах (раздел по искусству Москвы и Твери XIII – середины XIV в. в настоящее время заканчивается составлением).

Авторы статьи: Л.А. Беляев, И.А. Сафарова, А.Н. Хохлов.


Источник.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!
Tags: интересное, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments