mayak_parnasa (mayak_parnasa) wrote,
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Зарядье: московские Помпеи или помеха на пути прогресса?

Мы предлагаем вам прочитать статью про Зарядье и его археологический потенциал.

Зарядье — это не менее 40 000 квадратных метров первоклассной археологии. Как понимать словосочетание «первоклассная археология»? Для меня это сочетание трёх потенциалов.

Во-первых, это ёмкий научно-информационный потенциал, определяемый как следствие высокой степени сохранности культурного слоя.

Во-вторых, это уникальный музейно-коллекционный потенциал как совокупность артефактов, движимых объектов историко-культурного наследия, представленных комплексом археологических находок, наполняющих культурный слой.

В-третьих, это экспозиционный потенциал, то есть возможность показывать раскрытые недвижимые объекты на месте их обнаружения.

Все эти три потенциала присущи территории Зарядья.


Научно-информационный потенциал

Культурный слой Зарядья, формировавшийся как городской на протяжении как минимум 800 лет, имеет среднюю мощность 4 метра, достигая в ряде мест 6-8 метров. Такая мощность обеспечила самосохранность культурного слоя, предотвратив его полное перекапывание новейшими подвалами, фундаментами и инженерными сетями 19-20 веков. С глубины 2 метра слой естественным образом обводнён, что обеспечивает прекрасную сохранность сооружений, конструкций и находок из дерева и других органических материалов.

Культурный слой Зарядья включает в себя многочисленные кладбища, сформировавшиеся здесь за более чем полутысячелетний срок. Все прихожане Зарядья, жившие здесь до 70-х годов 18 века, в этой земле и остались, за вычетом тех немногих, чья жизнь оборвалась на чужбине. Здесь были положены их надгробные камни, на которых были начертаны их имена и факты их жизни. Здесь их поминали на протяжении десятилетий и столетий.

Помимо историко-культурного научного потенциала такие мощные городские антропогенные напластования содержат в себе превосходный естественно-научный потенциал, сохраняя стратифицированную информацию о динамике природно-экологической среды, о растительном и животном мире, о структуре питания населения. Вышеупомянутый массив городских кладбищ содержит в себе уникальную антропологическую информацию в виде локальной и стратифицированной серии.

Научно-информационный потенциал культурного слоя Зарядья уникален и невоспроизводим, как и сам культурный слой. Чем более тщательно он будет исследован, тем больше уникальной информации у нас останется. И в этом плане спасательные раскопки – не самый лучший вариант. Хорошая археология дело весьма неспешное. Качество и степень исследования культурного слоя русского средневекового города нетрудно определить «фактором берестяных грамот». В Новгороде к настоящему времени найдено 1063 берестяных грамот, а в Москве только 3, причём в Зарядье – ни одной.

Музейно-коллекционный потенциал культурного слоя Зарядья просто огромен и представляет непрерывную по времени коллекцию древностей, начиная с 12-13 веков. Здесь присутствуют все категории древностей, известные современной средневековой археологической науке. Однако серьёзных музейных экспозиций древностей Зарядья до сих пор не создано.

Отчасти это связано с крайне разрозненным и несистематичным характером спасательных археологических работ 40-х 60-х годов 20 века. Достаточно взять лишь одну категорию находок – денежные клады. Если к настоящему времени в Москве известно около 250 кладов, то с территории торгового Зарядья происходит один-единственный клад.


Экспозиционный потенциал Зарядья всерьёз никем не оценивался. Между тем известно, что уже в 16 века застройка Зарядья активно воплощалась в камне. Особое место в списке таких объектов занимает Китайгородская стена. Её шестиметровый массив, пронизанный арками, залегает прямо под современной дневной поверхностью сплошной линией вдоль Москворецкой набережной и Китайгородского проезда.

Торгово-ремесленный район города вынуждено обзаводился белокаменными и кирпичными погребами и подклетами, что в условиях сплошь деревянного города обеспечивал приемлемый уровень сохранности товарных и производственных запасов. Раскопки 40-х 60-х годов показывают, что кирпичные и белокаменные сводчатые подклеты и погреба распространены повсеместно. Степень их сохранности (в ряде случае до сводов) позволяет говорить о возможности их экспонирования в современных подземных урбанистических пространствах.

Но для реализации самой возможности так поступить необходимо в составе проектной документации предусмотреть соответствующие решения и процедуры. Само проектирование должно опираться на результаты археологических раскопок, в крайнем случае, иметь в своей основе археологический опорный план, которого до сих пор нет.

Имеющиеся историко-архитектурные материалы представляют список из 23 объектов*, снесённых в советское время, нижние части которых потенциально пригодны для экспонирования. Но даже и эти материалы не положены в основу проектирования.

Объёмы, сроки и стоимость предстоящих охранных археологических работ.

Это подсчитать нетрудно. Практика хороших археологических раскопок отводит на полевое исследование одного кубического метра культурного слоя два человеко-дня. 40 000 квадратных метров, требующих изучения, при толщине культурного слоя, хотя бы в 2,5 метра дают нам 100 000 кубических метров. Это потребует 200 000 человеко-дней для полевого исследования. Иными словами, экспедиция в составе 100 человек исследует искомую территорию за 7 лет постоянной почти круглогодичной работы.

Много это или мало? Территория Зарядья была полностью свободна для археологических работ уже в 2005 году. За это время все археологические работы были бы уже полностью завершены. Музеи сформировали бы свои коллекции, реставраторы получили бы раскопанные объекты для консервации, а проектировщики – натурный материал для включения музеефицированных объектов в свои проекты.

Теперь по стоимости работы. По государственным расценкам (СЦНИПР-91) полевая часть охранных археологических работ оценивается в 500 миллионов рублей.

По организации финансирования может быть применена система кредитования под страховые гарантии государства с последующей компенсацией из средств инвестора. Это позволит не ждать окончательного решения всех правовых и организационных вопросов по застройке территории, поскольку после решения всех этих вопросов времени на археологию, а также на учёт её результатов проектировщиками уже не останется.

Организацию и проведение археологических работ может взять на себя специально созданная для этих целей некоммерческая организация, которая может выступить как генеральный заказчик всех охранных археологических работ, а также работ по консервации раскрытых архитектурно-археологических объектов и по разработке проектных предложений по их музеефикации. Если всего этого не предпринять, древности Зарядья в очередной раз встанут на пути прогресса и в очередной раз будут неизбежно побеждены. Теперь уже навсегда.
Нынешнее Зарядье можно сравнить с древнеримскими Помпеями.

Разрушительный катаклизм российской смуты в одночасье погрузил этот некогда самый живой московский посад в пучину небытия, засыпав его пеплом забвения.
Древний город погибает дважды. Первый раз — когда производится его снос. Второй раз, теперь уже безвозвратно, — когда уничтожаются его части, скрытые напластованиями земли. Укутанный многометровой толщей культурного слоя, этот мир наших предков тревожно ожидает своего раскрытия. Что раскроет этот мир, лопата археолога или безжалостный ковш экскаватора, зависит и от нас с вами.

* Схема и расшифровка:

Стены и башни Китай-города. 1534, зодчий Петрок Малой. Разобраны и исследованы в 1950-е годы
1. Полукруглая башня.
2. Круглая угловая башня.
3. Проездная Космодемьянская башня.
4. Проломные ворота. XVIII в.

Культовые здания и комплексы
5. Церковь Варвары. 1514 г., зодчий Алевиз Фрязин. Разобрана в 1760-х годах. Сохранился подклет.
6. Церковь Жен Мироносиц. 1566 г., разобрана в конце XVIII в. Исследована в 1956 г.
7. Вторая церковь Знаменского монастыря. XVI (?) — XVII вв., разобрана в конце XVIII в.
8. Старая колокольня Знаменского монастыря. 1679-1684 гг., разобрана в конце XVIII в.
9. Дворовый корпус Знаменского монастыря. XVII в., разобран в конце XVIII в.
10. Церковь Николы Мокрого. Первая половина XVII в., 1695 г., начало XIX в. Разобрана и исследована в 1941 г.
11. Палаты церкви Николы Мокрого. XVII в., разобраны в 1941 г.
12. Церковь Николая Чудотворца (Ирины Мученицы) в углу. XVII в., разобрана в конце XVIII в.

Торговые и общественные комплексы
13. Палаты и ворота старого Денежного двора. XVI-XVII вв., разобраны в XVIII в.
14. Мастерские палаты старого Денежного двора. XVII вв., разобраны в XVIII в.
15. Мытный двор. XVII-XVIII вв., разобран в 1940-1950-е гг.
16. «Корчма», Мокринский пер., 15. XVII-XVIII вв., разобрана в 1940-1950-е гг.

Жилые здания, XVII-XVIII вв., разобраны в 1940-1950-е гг.
17. Жилой дом, Зарядьевский пер., 5/2
18. Палаты, XVII в.,Ершов пер.,2/13. Исследованы в 1941 г.,
19. Палаты, XVII в.,Ершов пер.,2/13. Исследованы в 1941 г.,
20. Жилые дома, Мокринский пер.,4,6.
21. Палаты, XVII в., Мокринский пер.,10. Исследованы в 1941 г.
22. Жилой дом, Мокринский пер.,18.
23. Жилой дом, Кривой пер.,11.

Источник.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!
Tags: археология, интересное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments