?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В выставочном зале «Новый Манеж» проходит выставка «Булгаков. Две биографии». Она стала центральным событием официальной программы празднования юбилея великого писателя. Кураторы проекта из Музея Булгакова собрали вместе более 700 экспонатов: уникальные материалы из архивов и музейных собраний Москвы и Санкт-Петербурга, рукописи, письма, рисунки, макеты театральных декораций, автографы, фотографии и даже документы ОГПУ, следившего за автором «Мастера и Маргариты» и «Собачьего сердца».

«Почти на три месяца мы открываем невозможный музей Булгакова. Музей – потому что из подлинников складывается, как пазл, один рассказ. Газета с первой публикацией Булгакова – единственный в мире экземпляр, гранки «Белой гвардии», номерок из гардеробной МХАТа, забытый в кармане, показания на допросе, рецепт на монокль, монокль, фотография в монокле. Телеинтервью с женой – до нас его видел в свой объектив оператор 40 лет назад. Невозможный музей – потому что собрать части этой мозаики из 30 музеев, архивов, библиотек и частных коллекций получается примерно раз в 125 лет» – рассказал директор Музея Булгакова Петр Мансилья-Круз.

В выставочных залах вы сможете увидеть реликвии, которые остались в единственном экземпляре, подробнее узнать о событиях жизни и произведениях Михаила Афанасьевича, которые не столь известны широкому зрителю, а также  истории создания и запретов, связанных с работой Булгакова.
Темные защитные очки, принадлежавшие М.А. Булгаков.
Музей Московского Художественного академического театра.

При входе на выставку вас встречает читальный зал, где вы сможете прикоснуться к первым пробам пера великого писателя, увидеть его первые журналистские опыты. И много, очень много архивных документов.
М.А. Булгаков. Грядущие перспективы. Грозный. 1919. 13/26 ноября. ГАРФ.

Это единственный сохранившийся экземпляр газеты с первой публикацией М. Булгакова. Ему уже 97 лет. И какое же это прекрасное чудо, что газета сохранилась до нашего времени.
Словарь русских писателей. Известия. 1922. 12 октября. Музей М.А. Булгакова.

А это объявление привлекло внимание ОГПУ, и на писателя было заведено оперативное дело. С этого момента и до самой смерти за ним пристально наблюдали компетентные органы.
Заявление М.А. Булгакова о приеме на работу в Литературный отдел Главполитпросвета Наркопроса. 30 сентября 1921 г. ГАРФ.

Жизнь писателя проходит перед нашими глазами в документах, немых свидетелях прошлого. Вот заявление о приёме на работу в ЛИТО. Размашистый почерк Михаила Афанасьевича невозможно не узнать. А ниже протокол, повествующий нам о том, чем занимались сотрудники ЛИТО. Например, присали лозунги по борьбе с голодом. И здесь мы видим результаты труда будущего автора закатного романа в деле пропоганды - 3 лозунга.
Протокол заседания коллекгии ЛИТО ГПП Наркомпроса. 11 октября 1921 г. ГАРФ.

К сожалению лозунги, созданные М.А. Булгаковым не сохранились. Главным и самым важным для него результатом работы в ЛИТО Главполитпросвета стала прописка – ему больше не грозило выселение из «гнусной комнаты гнусного дома». Эту, так сказать «не бумагу, а броню» подписала ему Надежда Константиновна Крупская. И в рассказах Булгакова можно найти автобиографичный текст, рассказывающий, как это произошло. Рассказ «Воспоминание…», был написан в 1924 году в связи со смертью Ленина. «У многих, очень многих, есть воспоминания, связанные с Владимиром Ильичом, - пишет Булгаков, - и у меня есть одно. Оно чрезвычайно прочно, и расстаться с ним я не могу. Да и как расстаться, если каждый вечер, лишь только серые гармонии труб нальются теплом и приятная волна потечет по комнате, мне вспоминается и желтый лист моего знаменитого заявления, и вытертая кацавейка Надежды Константиновны…»
Перечень жильцов квартиры 50 дома 10 по Большой Садовой. Апрель 1924 г.
Центральный государственный архив города Москвы.

Ещё один свидетель времени - перечень жильцов того самого дома, который в известнейшем всем романе находится по адресу 302-бис и той самой "нехорошей квартиры". В документе можно найти не только фамилию Булгакова сотрудника газеты «Гудок», но и его первой жены Татьяны Николаевны Булгаковой (Лаппы).
Членский билет Всероссийского союза писателей. 1924-1925 гг. РГБ

В марте 1925 года Булгаков получил от Максимилиана Волошина приглашение приехать к нему в Коктебель, где собирались художники, писатели и поэты. С Любовью Белозерской, второй женой писателя, они провели в Крыму несколько недель. Впечатления от Крыма, его природы и пляжного безделья Булгаков описал в очерке «Путешествие по Крыму»: "Дома при опостылевшем свете рабочей лампы раскрыли мы книжечку и увидали на странице 370-й («Крым». Путеводитель. Под общей редакцией президиума Моск. Физио-Терапевтического Общества и т.д. Изд. «Земли и Фабрики») буквально о Коктебеле такое:
«Причиной отсут­ствия зелени является „крымский сирокко“, который часто в конце июля и августа начинает дуть неделями в долину, сушит растения, воздух насыщает мелкой пылью, до исступления доводит нервных больных... Беспрерывный ветер, не прекращавшийся в течение 3-х недель, до исступления доводил неврастеников. Нарушались в организме все функции, и больной чувствовал себя хуже, чем до приезда в Коктебель».
(В этом месте жена моя заплакала.)
«...Отсутствие воды — трагедия курорта, — читал я на стр. 370–371, — колодезная вода соленая, с резким запахом моря...»
—    Перестань, детка, ты испортишь себе глаза...
«...К отрицательным сторонам Коктебеля приходится отнести отсутствие освещения, канализации, гостиниц, магазинов, неудобства сообщения, полное отсутствие медицинской помощи, отсутствие санитарного надзора и дороговизну жизни...»
—    Довольно! — нервно сказала жена.
Дверь открылась.
—    Вам письмо.
В письме было:
«Приезжай к нам в Коктебель. Великолепно. Начали купаться. Обед 70 коп.».
И мы поехали..."
Мака вспоминает коктебельцев. 1925 г. РГБ

Мака – домашнее прозвище Булгакова. Дружеский шарж был нарисован на карточке, которую вешали на елку. По воспоминаниям подруги Булгаковых тех лет Н.А. Ушаковой, Новый, 1926 год они вместе встречали «кажется у Габричевских».
Фрагмент. Беспокойная поездка. Монолог начальства. Гудок. 1923. №1026 (17 октября). ГПИБ.

С конца 1921 года Булгаков сотруничал со столичными газетами как фельетонист. Среди этих газет был и «Гудок». С 1922 по 1926 год в нём было напечатано более 120 репортажей, очерков и фельетонов М. Булгакова.
Любителям творчества писателя известно, что он подписывал свои произведения, печатавшиеся в газетах, различными псевдонимами. Один из фельетонов он подписал «Герасим Петрович Ухов» и в дальнейшем с удовольствием пользовался этим псевдонимом, пока кто-то в редакции не обнаружил рискованную шутку. Инициалы этого имени складываются во аббревиатуру всесильной организации ГПУ НКВД. И писателю запретили использовать такой опасный псевдоним.
В редакции «Гудка» Булгаков нашел не только постоянную работу, но и отличную компанию. Он работал над знаменитой в то время сатирической четвертой полосой газет вместе с И.А. Ильфом, Ю.К. Олешей, В.П. Катаевым и его братом Е.П. Петровым.
М.А. Булгаков. Повесть «Собачье сердце» с правками Н.С. Ангарского. Январь – март 1925 г. РГБ.

В начале 1925 года, когда уже печатался первый роман Булгакова, вышли «Дьяволиада» и «Роковые яйца», писатель спешил сдать рукопись третьей повести, рассчитывая вскоре увидеть ее опубликованной. Однако этому не суждено было сбыться. В 1926 году ОГПУ провело у писателя обыск, в результате которого были изъяты рукопись повести «Собачье сердце» и личный дневник.
Заявление М.А. Булгакова в ОГПУ. 18 мая 1926 г. РГАЛИ.

Михаил Афанасьевич долго добивался возвращения ему рукописи и дневника. Однако только три года спустя и лишь после ходатайства Максима Горького они были возвращены владельцу.
«Ввиду того, что «Сердце» и «Дневник» необходимы мне в срочном порядке для дальнейших моих литературных работ, а «Дневник» кроме того является для меня очень ценным интимным материалом, прошу о возвращении мне их».
Показания Булгакова на допросе в ОГПУ. 22 сентября1926 г. РГАЛИ.

Сам про себя Мизаил Афанасьевич написал так, между прочим на протоколе его же допроса в ОГПУ:
«На крестьянские темы я писать не могу потому, что деревню не люблю. Она мне представляется гораздо более кулацкой, нежели это принято думать. Из рабочего быта мне писать трудно, я быт рабочих представляю себе хотя и гораздо лучше, нежели крестьянский, но все-таки знаю его не очень хорошо. Да и интересуюсь я им мало, и вот по какой причине: я занят, я остро интересуюсь бытом интеллигенции русской, люблю ее, считаю хотя и слабым, но очень важным слоем в стране. Судьбы ее мне близки, переживания дороги.
Значит, я могу писать только из жизни интеллигенции в Советской стране. Но склад моего ума сатирический. Из-под пера выходят вещи, которые порою, по-видимому, остро задевают общественно-коммунистические круги.
Я всегда пишу по чистой совести и так, как вижу! Отрицательные явления жизни в Советской стране привлекают мое пристальное внимание, потому что в них я инстинктивно вижу большую пищу для себя (я – сатирик).»
Срочное заявление информационного отдела ОГПУ в коллегию Наркомпроса. 24 сентября 1926 г. ГАРФ.

В то время готовилась к постановке пьеса Булгакова "Дни Турбиных". Вскоре после допроса в ОГПУ предельно четко выразили свое отношение к постановке. За считанные дни до премьеры никто не знал, состоится ли она.
Фрагмент. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б). 30 сентября 1926 г. РГАСПИ.

Но она состоялась. 5 октября 1926 года. Малоизвестный писатель М.А. Булгаков, чья пьеса пошла на главной сцене главного московского театра, проснулся знаменитм драматургом. Во время спектаклей у дверей МХАТа дежурили кареты скорой помощи, дам выносили из зала, у витрин с фотографиями не расходилась толпа. Осведомитель сообщал на Лубянку, что у театра «целая стена барышников, предлагающих билеты на «Дни Турбиных» по тройной цене». И началась борьба за жизнь как этой пьесы, так и других произведений писателя.
Секретный циркуляр Главрепеткома. 1 октября 1926 г. Музей М.А. Булгакова.

Циркуляр подписан врагом Булгакова – В.И. Блюмом. Тем самым Блюмом, которого драматург позднее изобразит в виде зловещего персонажа Саввы Лукича в пьесе «Багровый остров».

Яркие образы и едкая сатира была и в пьесе «Зойкина квартира», сюжет которой разворачивается в притоне, замаскированном под модное ателье. Текст наперебой просят провинциальные театры, билетов на столичные постановки не достать. Успех «Зойкиной квартиры» в театре Вахтангова спустя три недели после премьеры «Дней Турбиных» в МХАТе закрепил за Булгаковым статус популярного московского драматурга.
Сообщение о запрещение пьесы «Зойкина квартира». 1926 г.
Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга.

Пьеса «Багровый остров» о постановке халтурной революционной пьесы была вызовом советской цензуре. Мишенью жестокой сатиры стали произведения советских драматургов, авангардный театр В.Э. Мейерхольда, Главный репертуарный комитет и его сотрудник, враг Булгакова В.И. Блюм. До сих пор остается загадкой, кто там, на самом верху, поддержал спектакль, но 11 декабря 1928 года «багровый остров» пошёл.
Письмо М.А. Булгакова Е.И. Замятину. 27 сентября 1928 г.
Институт мировой литературы Россйской академии наук.

Пьеса пролежала в Главрепеткоме без движения почти полтора года. Неожиданно Булгаков получил разрешение на постановку. Он писал по этому поводу в письме Е.И. Замятину: «Вы поздравили меня за две недели до разрешения «Багрового острова». Значит, Вы пророк».
Спектакль пользовался большим успехом у зрителей и вызывал ярость Блюма, немедленно опознавшего себя в одном из героев. Главрепетком несколько раз пытался снять пьесу и в 1929 году добился ее полного запрета.
Фрагмент протокола закрытого заседания коллегии Наркомпроса. 3 января 1929 г. ГАРФ.

Новая пьеса «Бег» о Гражданской войне - не продолжение «Дней Турбиных», но писалась она в расчете на тех же актеров-мхатовцев. Тема бегства была не только актуальной, но и личной для Михаила Булгакова: он часто возвращался к истории своего несостоявшегося отъезда с Кавказа в 1920 году. В 1929 году «Бег» был заклеймен как «антисоветское явление» и стал первой пьесой Булгакова, которую он так и не увидел на сцене. И запреты посыпались один за другим.
Фрагмент. Протокол заседания Президиума коллегии Наркомпроса. 19 июня 1928 г. ГАРФ.

Протокол Политбюро ЦК ВКП(б). 17 января 1929 г. РГАСПИ.

Протокол Политбюро ЦК ВКП(б). 31 января 1929 г. РГАСПИ.


Справка Драмсоюза о запрете всех пьес М.А. Булгакова. 7 декабря 1929 г. РГБ.

Заявление М.А. Булгакова в дирекцию Художественного театра о приеме на работу. 10 мая 1930 г.
Музей Московского Художественного академического театра.

Не принимаемый властью и критикой, почти не печатавшийся автор постоянно был вынужден искать средства к существованию. К 1930 году произведения Булгакова перестали печатать, его пьесы изымались из репертуара театров. В полном отчаяньи он написал письмо Правительству СССР, датированное 28 марта 1930 года, с просьбой определить его судьбу — либо дать право эмигрировать, либо предоставить возможность работать. Результатом этого письма стал звонок в квартиру Булгаковых Сталина. Он состоялся 18 апреля 1930 года. На работу в МХАТ Булгаков был принят вскоре после этого разговора. Е.С. Булгакова описывала эти события так: "На следующий день после разговора М.А. пошел в МХАТ и там его встретили с распростертыми объятиями. Он что-то пробормотал, что подаст заявление… - Да боже ты мой! Да пожалуйста! Да вот хоть на этом.. (и тут же схватили какой-то лоскут бумаги…)". Но Булгакову все же пришлось пройти необходимы бюрократические процедуры, официально в театр он поступил только в мае.
Народный комиссариат по просвещению. Извещение в дирекцию Художественного театра. 26 мая 1930 г.
Музей Московского Художественного академического театра.

Как видите, М.А. Булгаков был принят на штатную должность по режиссёрскому составу. И возражений никто не имел.
Письмо М.А. Булгакова к К.С. Станиславскому. 18 марта 1931 г.
Музей Московского Художественного академического театра.

А в марте того же года Булгаков попросил принять его ещё и в актёры. И эта просьба тоже была удовлетворена.
«Я обращаюсь к Вам с просьбой включить меня помимо режиссерства также и в актеры Художественного Театра». Резолюция К.С. Станиславского «Одобряю, согласен…» датирована 19 марта 1931 года.
Стоит сказать, что актёрский талант у Михаила Афанасьевича был великолепный, что признавали все его коллеги по цеху.
Записка М.А. Булгакова В.Г. Сахновскому. 4 октября 1932 г. РГБ.

Личная жизнь Булгакова, тоже не была простой. Он был трижды женат. Третьей и последней его женой, хранительницей его литературного наследия и, как многие считают, прототипом Маргариты стала Елена Сергеевна Шиловская. Они поженились 4 октября 1932 года. И в воспоминание об этом осталась такая записка:
«Секретно. Срочно. В 3 ¾ дня я венчаюсь в загсе. Отпустите меня через 10 минут».
Это было событием для МХАТа еще и потому, что Елена Сергеевна приходилась сестрой Ольге Бокшанской, знаменитому и бессменному секретарю В.И. Немировича-Данченко. Записку сохранил В.Г. Сахновский и позже передал Е.С. Булгаковой.

Ещё одна пьеса, прошедшая через сложности несоответствия, доработки и запреты, пьеса о Мольере. Булгаков задумал её очень давно – в биографии французского драматурга он видел отчётливые параллели со своей судьбой. Мхатовская постановка пьесы «Кабала святош» - а вскоре название сменили нейтральным «Мольер» - готовилась с большими сложностями около четырех лет и прошла на сцене всего семь раз. Внезапное исключение из репертуара новой и очевидно успешной пьесы последовало за появлением разгромной статьи «Внешний блеск и фальшивое содержание». Опять под ударом оказалось все, над чем писатель работал.
Письмо Н.А. Булгакова к М.А. Булгакову и открытка с изображением фонтана Мольера в Париже, отправленная в том же конверте.
25 января 1933 г. РГБ.

Михаил Афанасьевич работал над материалом очень серьёзно. Это письмо было ответом на просьбу Михаила Булгакова к брату в письме от 14 января 1933 года: «Ты меня очень обязал бы, если бы выбрал свободную минуту для того, чтоб, хотя бы бегло – глянуть на памятник Мольеру (фонтан Мольера), улица Ришельё. Мне нужно краткое, но точное описание этого памятника в настоящем его виде, по следующей, примерно, схеме: Материал, цвет статуи Мольера. Материал, цвет женщин у подножья. Течет ли вода в этом фонтане (львиные головы внизу). Название места (улиц, перекрестка в наше время, куда лицом обращен Мольер, на какое здание он смотрит». Как видите, брат серьёзно подошёл к исполнению этой просьбы. И даже не поленился зарисовать всё необходимое.

В сентябре 1936 года Булгаков ушел из МХАТа работать в Большй театр. «Что ж, либретто так либретто!» - восклицал писатель в письме к П.Попову надеясь найти в Большом театре убежище от цензурных баталий. Но надежды на то, что его тексты дойдут до сцены хотя бы в виде посталенных опер не сбылись.
И.О. Дунаевский. Эскиз польки для оперы «Рашель». 6 октября 1938 г. РГБ.

«...вчера приехали: Яков Л[еонтьев], Дунаевский Исаак, еще какой-то приятель его (опять-Туллер?). Либретто «Рашели» им чрезвычайно понравилось. Дунаевский, вообще экспансивная натура, зажегся, играл, импровизировал польку, взяв за основу несколько тактов, которые М.А. выдумал в шутку, сочиняя слова полки», - записала в дневнике Е.С. Булгакова 7 октября 1938 года.

Легко ли это, писать, понимая, что твоя работа скорее всего будет запрещена? А ведь Булгаков не мог не понимать, но всё равно продолжал работать. Ещё одной такой работой стала пьеса «Батум» о молодости Сталина. Она была начата в 1936 году. Интенсивная работа была начата 16 января 1939 года. Первая редакция под названием «Пастырь» закончена в середине июля 1939 года. Вторая редакция, возникшая в результате перепечатки набело текста первой, создана 17-27 июля того же года. Работа над пьесой была прекращена телеграммой из МХАТа. Михаил Афанасьевич с женой находились тогда в пути в Тбилиси, чтобы ближе познакомиться с жизнью Сталина в молодости.
Письмо Г.М. Калишьяна и И.Я. Гремислаского заведующему домом-музеем Саталина тов Чхардашвили. 27 августа 1939 г.
Музей Московского Художественного академического театра.

Телеграмма Г.М. Калишьяна М.А. Булгакову, П.В. Лесин и В.Я. Виленкину. РГБ.

«Через два часа – в Серпухове, когда мы завтракали вчетвером в нашем купе (мы, Виленкин и Лесли), вошла в купе почтальонша и спросила «Где здесь бухгалтер?» и протянула телеграмму-молнию. Миша прочитал (читал долго) и сказал – дальше ехать не надо. <…> Поезд пошел. Сначала мы думали ехать, несмотря на известие, в Тифлис и Батум. Но потом поняли, что никакого смысла нет, все равно это не будет отдыхом, и решили вернуться. Сложились и в Туле сошли». Из дневника Е.С. Булгаковой за 15 августа 1939 года.
При жизни автора пьеса никогда на сцене не ставилась.

Приходите на выставку удивительных документов, погружающих вас в эпоху уже далекого времени, когда создавались произведения Михаила Афанасьевича Булгакова. Времени борьбы за свои произведения, за их жизнь на сцене и за их дорогу к сердцам читателям.
Выставка продлится до 9 января 2015 года.

Адрес: Георгиевский пер., д.3 стр.3 (м. Охотный ряд, м. Театральная).
Время работа: Вторник- воскресенье 12:00–21:00, кассы до 20:30, понедельник – выходной.
Цена билета: 300 руб.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

Profile

Музейный кот
mayak_parnasa
mayak_parnasa

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com